De Beers готова к новым требованиям G7 к импорту алмазов

В De Beers подтвердили, что группа компаний не ожидает никаких перебоев в поставках алмазов в преддверии новых требований к импорту алмазов со стороны стран «Большой семерки» (G7), начиная с сегодняшнего дня (1 марта).

Сегодня

Lucapa понесла убыток после уплаты налогов в размере $17,2 млн

Lucapa Diamond зафиксировала убыток после уплаты налогов в размере $17,2 млн за 2023 год по сравнению с $15,1 млн в 2022 году. Компания понесла убытки от обесценения объектов недвижимости и оборудования на проекте Мотаэ (Mothae) в размере $13,4...

Сегодня

«Полюс» нарастил производство золота и прибыль в 2023 году

Российская золотодобывающая группа ПАО «Полюс» увеличила производство золота в 2023 году на 14% до 2,902 млн унций, а также добилась сильного увеличения прибыли.

Вчера

Cobalt Blue сократит масштабы проекта Broken Hill из-за снижения рыночных цен

Австралийская горнодобывающая компания Cobalt Blue собирается пересмотреть план разработки своего кобальтового проекта Брокен-Хилл (Broken Hill), полагая, что в нынешнем состоянии он вряд ли сможет привлечь необходимое проектное финансирование...

Вчера

URA привлекла £475 000 на разработку изумрудного рудника Гравелот в ЮАР

URA выпустила 23,75 млн акций ценой 2 пенса каждая, создав оборотный капитал в размере £475 000, который она намерена направить на разработку изумрудного рудника Гравелот (Gravelotte) в Южной Африке.

Вчера

«Алмазы Заполярья»: «Нам удалось собрать совершенно уникальные по качеству алмазные активы»

13 февраля 2023
pavel_shelkov_xxn.pngПавел Шелков – главный геолог группы компаний «Алмазы Заполярья», которая занимается поисково-оценочными работами с целью разработки новых алмазных месторождений в России с широким географическим охватом - от Карелии до Якутии.

В этом интервью корреспонденту Rough&Polished он рассказывает о нынешних проектах, которыми занимаются геологи, и об их перспективах.

Несколько лет назад вы рассказали Rough&Polished о наиболее интересных поисково-разведочных проектах «Алмазов Заполярья». Каковы их результаты?

В целом все эти анонсированные проекты реализованы: заявки поданы, лицензии получены. Сегодня на пять наших компаний оформлено 18 лицензий, из них 17 – в Оленекском районе Якутии, и одна лицензия в Медвежьегорском районе Карелии, на кимберлитовую трубку Кимозеро.

Практически все эти лицензии очень интересны и с очень высокой вероятностью в их пределах находятся коренные или россыпные месторождения алмазов. В Якутии, в частности, значительные по масштабам россыпи алмазов присутствуют на наших лицензионных площадях в бассейне р. Малая Куонамка и особенно можно выделить, кроме россыпей р. Куонамки, россыпи её притоков р. Делингдэ, р. Усумун и р. Лучакан, где мы ожидаем открытие месторождений с суммарными запасами более 10 млн кар. Очень интересны россыпи р. Омонос и р. Укукит, где на 10-километровых участках долин преобладают алмазы, характерные для расположенных здесь кимберлитовых трубок Западно-Укукитского кимберлитового поля, а в долине р. Укукит на протяжении 80 км содержание алмазов в аллювии по результатам мелкообъёмного опробования Амакинской ГРЭ составляет от 0,3 до 0,8 кар/м3.

Очень интересная палеороссыпь на площади около 4 кв. км была установлена ранее в пределах нашей лицензионной площади в истоках р. Куогас-Улуйбут-Моторчуна в отложениях домерского яруса нижней юры поблизости от кимберлитовых трубок Аэрогеологическая и Сестра 19. Для этой россыпи характерны именно низкоазотные алмазы, преобладающие в этих трубках, причём присутствуют очень редкие розовые алмазы, что для меня было большим сюрпризом. Подобные алмазы разных расцветок и сверхкрупных размеров, относящиеся к   типу IIa характерны именно для кимберлитовых месторождений, где преобладают низкоазотные алмазы, образовавшиеся в нижней мантии за миллиарды лет медленного роста на огромной глубине. К таким месторождениям относятся трубки Летсенг, Мотае, Као в   Республике Лесото, знаменитая трубка Премьер, где был найден самый крупный алмаз Кулинан (Звезда Африки) весом 3 106 кар в ЮАР, трубка Карове в Ботсване в каждой из которых находили алмазы типа IIa по 600-900 кар и крупнее.

Такие уникальные алмазы сверхкрупных размеров и разных окрасок   характерны и для россыпей, сформировавшихся при разрушении кимберлитов из таких трубок, например россыпь Луло в Анголе, где в 2022 году добыли розовый алмаз чистой воды весом 170 кар. Трубку, сформировавшую россыпь Луло, компания-владелец лицензии Lucara Diamonds ищет в долине р. Луло уже более 15 лет, но пока безуспешно. Среди наших лицензионных участков кимберлитовые трубки с низкоазотными алмазами, где мы ожидали встретить алмазы-гиганты и алмазы разных расцветок — это трубки Аэрогеологическая и Сестра 19 в Республике Саха Якутия и трубка Кимозеро в Республике Карелия, и в процессе изучения материалов ранее проведённых работ мы убедились в своей правоте - розовые алмазы в этих трубках присутствуют. Это одно из первых открытий, сделанных нами.

Также алмазы с пониженным содержанием азота содержатся, хотя и в меньшем количестве, в трубках Светлана, Лорик, Ленинград и Русловая, и изучение фондовых материалов подтвердило наш прогноз присутствия в этих кимберлитах крупных алмазов – при обогащении геологических проб из трубки Светлана был раздроблен на множество фрагментов ювелирный алмаз крупнее 4 карат!

Это второе открытие, и оно означает, что не только в кимберлитах этих трубок присутствуют алмазы повешенной крупности типа IIa, но и их присутствие в россыпях р. Укукит и Омонос, сформированных за счёт разрушения этих трубок, что может значительно увеличить стоимость алмазов в россыпях.  

Третье открытие касается трубки Кимозеро в Карелии, открытой канадской компанией Ashton Mining и ушедшей оттуда еще в 2012 году. Площадь этой крупнейшей трубки – 2 км на 800 м. Когда я стал изучать материал, первая проба кимберлита, отобранная геологами Ashton Mining в 1993 году из глыб кимберлита почти в русле ручья, который мы назвали Алмазный, была самая богатая: среднее содержание оказалось порядка 15 каратов на тонну. В 40 м от места находки Ashton Mining была отобрана проба, где обнаружилось более высокое содержание пиропов, которые практически отсутствуют в бедных алмазами пробах кимберлитов.

И последняя проба кимберлита, отобранная геологами Ashton Mining   2012 году при завершении работ, тоже дала 15 каратов на тонну. По заключению минералога лаборатории в Архангельске алмазы при обработке пробы были раздроблены на десятки фрагментов и первоначально представляли собой 1-2 крупных алмаза до 1 кар. И хотя обе богатых пробы не были представительными по объёму - всего 10-18 кг, эти находки подтверждают, что, кроме бедных алмазами разновидностей кимберлита в трубке Кимозеро, где находятся огромные запасы кимберлитовой руды, присутствуют и гораздо более богатые алмазами кимберлитовые руды с содержанием 1-2 кар/т и выше. В слабо эродированных кимберлитовых трубках верхняя часть кимберлитового тела - это отложение кратера, в котором содержание довольно низкое, неэкономичное, но под ним могут быть богатые кимберлиты, как во многих трубках Якутии или в Анголе, и как раз пробы, где оказалось много алмазов и пиропов.

И третье: у нас есть три лицензии на реке Тюнге и одна на реке Чимидикян. Тюнг – это ближе к Удачному.

Там ведь занимались поисками алмазных трубок?

Поразительная история: их там искали, но не нашли - они довольно трудные для поиска. Практически все алмазы на этом участке концентрируются в первых пяти см аллювия, где-то еще 20 см – слой обогащенный аллювием, а ниже алмазы пропадают. То есть наверху они есть причём на отдельных участках до 9 кар/м3, а внизу на плотике их почти нет. Обычно бывает наоборот – они проваливаются вниз. Почему так, никто не может объяснить. Лет десять назад Амакинская экспедиция проводила там работы, искали коренные тела, но не нашли: поставили оценку россыпей по категории Р2. Посчитано 3,5 млн каратов - но до глубины 20 см. В начале 1950-х годов там проводились очень масштабные работы, копали канавы, и нашли алмаз весом 27 каратов – назвали его «Счастливая находка». Но рядом ничего не нашли. Есть термин «намывные» алмазы: когда поднимается вода в половодье и откуда-то несутся алмазы, иногда до семи каратов на кубометр - очень приличное содержание. То есть это россыпи, которые надо разведывать до глубины 20 см. Такие намывные алмазы есть в россыпях Конго, и там местные жители при высокой воде ставят на них  мелкие сети и даже, по рассказам, складывают в ведра - так их много намывает. В 2010-х годах там находили много алмазов – очень хорошего качества: до 200 долларов на 2015 год, а сейчас это стоит 400 долларов. Получается, что там где-то есть очень богатая трубка, пока не найденная, но когда где-то в верховьях идет высокая вода по притокам, алмазоносные породы размываются, и их приносит в Тюнг и Чимидикян. Такой геологический уникум.

И четвертое открытие: мы разобрались, откуда алмазы на Малой Куонамке, где у нас лицензии. Там долина р. Малая Куонамка шириной около 3 км, а вот наиболее богатые алмазами участки, разведенные ПАО Алмазы Анабара, расположены ниже впадения правых притоков – Маспакы, Делингдэ и др., а по мере удаления от притоков содержание алмазов в россыпи падает и её ширина уменьшается до 40 м. Получается практически все алмазы в долину р. Малая Куонамка снесены притоками, верховья которых размывают промежуточные коллектора мелового возраста и где содержание алмазов «эбеляхского типа»   даже сегодня – до 0.2 каратов/м3.

Сегодня алмазоносные меловые отложения, откуда сносятся алмазы, занимают очень незначительные площади в верховьях р. Маспакы и Делингдэ, которые выносят струи алмазов в Малую Куонамку, но в прошлом, в дочетвертичное время, алмазоносные отложения были развиты почти везде и в результате быстрого разрушения высвобождалось огромное количество алмазов, сформировавших богатые россыпи р. Маспакы (12 млн каратов) и р. Малая Куонамка (4-4,5 млн каратов), поставленные на баланс компанией «Алмазы Анабара» - она работает там рядом.

Характерно, что россыпь р. Маспакы более крупная по запасам, содержанию алмазов и по ширине алмазоносных струй в 140 м, чем россыпь р. Малая Куонамка, а в её верхнем течении среднее содержание на горную линию составило 2,4 кар/м3, что в несколько раз выше, чем среднее содержания в россыпях среднего течения р. Маспакы и р. Малая Куонамка, так что 2/3 высвобожденных алмазов при размыве промежуточных коллекторов остались в долинах дренировавших их рек и меньшая их часть попала в р. Малая Куонамка. Аналогичную россыпи р. Маспакы россыпь с запасами более 12 млн каратов мы прогнозируем и в долине р. Делингдэ, которая течёт с ней параллельно и имеет одни источники поступления алмазов. Есть ещё один геологический феномен – до четвертичного поднятия, сформировавшего богатые россыпи алмазов, р. Малая Куонамка впадала в р. Оленёк, т.е. текла в противоположную сторону, и р. Усумун, где у нас лицензия, и тоже, как и в Малой Куонамке площадное заражение алмазами, в прошлом была её палеоруслом! Именно по этой причине наиболее обогащённые алмазами участки в долине р. Малая Куонамка расположены не вниз по современному течению реки, а вверх, согласно её палеотечению!

И на наших участках тоже снос эбеляхских алмазов, и плюс еще снос с трубки Малая Куонамская – там довольно высокое качество алмазов, по нынешнему прейскуранту цен - 400-500 долларов за карат.

Как на ваших планах отразился карантин, связанный с пандемией?

У нас на это время пришелся подготовительный период. Но нам удалось провести положительную экспертизу по всем лицензиям; дальше у нас по лицензионным соглашениям год на привлечение инвестиций. Ведем сейчас переговоры с несколькими инвесторами, золотодобывающими и нефтяными компаниями, но переговоры идут непросто, поскольку все в напряжении из-за текущей политической ситуации и западных санкций.

Что вы можете сказать об общих проблемах в геологоразведке?

Сейчас всем приходится довольно тяжело. Ситуация непростая с точки зрения привлечения инвестиций в проекты. Это по всем бьет. В такие времена инвесторы стараются выводить капиталы, а не вкладывать их во что-то. Только очень смелые инвесторы могут вкладывать деньги в подобные проекты – например, это могут быть золотодобывающие компании, которым сейчас тоже приходится очень непросто, потому что все сильно подорожало: взрывчатка, ГСМ…

Если в шахтах содержание золота ниже 4 г на тонну, то производство становится убыточным, - так, одни из наших потенциальных инвесторов вышли в убыток. Мы с этим тоже, к сожалению, столкнулись.

Кроме инвестиций, есть еще проблемы. Что касается Якутии - конечно, это очень слабая развитость инфраструктуры, на это тоже требуются довольно крупные вложения. Вот допустим, есть великолепная трубка Малокуонамская - можно практически назвать её месторождением, хотя оно еще не поставлено на баланс, но там была проведена разведка шурфами и скважинами фактически по категории С1-С2. Содержание алмазов там, в богатом блоке 0,46 кар/т, но мы считаем, что после обработки крупнообъёмных проб, позволяющих извлекать алмазы в крупных классах, будет выше карата на тонну, по крайней мере. Качество алмазов совершенно фантастическое: стоимость алмазов в одной тонне руды, допустим, может достигать 150-200 долларов в ценах 2017 года и 300-350 долларов в ценах 2022 года. Т.е. цена алмазов в тонне кимберлитовой руды должна составить от 180 до 300 долларов, что очень высокий показатель. Но при этом огромный минус – это отсутствие любой инфраструктуры: расстояние до Удачного там 400 километров по зимнику, что практически нивелирует все преимущества.

Если россыпи еще в принципе можно разрабатывать вахтовым способом, что тоже увеличивает себестоимость, то разработка любых коренных месторождений вдали от районов с развитой инфраструктурой является чрезвычайно сложной задачей для частных инвесторов. Мы с разными компаниями встречались, предлагали и обсуждали… И если на россыпи люди интерес вроде бы проявляют, то коренное - вы подумайте, нет дороги — значит нужно строить фактически аэропорт. А самолеты…

Когда начинаешь считать все издержки создания инфраструктуры - допустим, если бы там была трубка типа Мир или Удачная, это бы окупилось. И то это было бы сейчас очень непросто реализовать – раньше государство СССР могло себе позволить такие затраты. Сейчас, конечно же, коренные месторождения осваивать и вводить в эксплуатацию в неосвоенных районах - это то же самое, что полететь на Марс, к сожалению.

Сколько времени может уйти на реализацию таких проектов, как ваши, например?

Что касается россыпей, 2-3 года на постановку на баланс, если нормальное финансирование, полноценных 2-3 года разведки и после при самом хорошем раскладе – 3-4 года с начала добычи – это уже лет 7.

Я не очень хорошо представляю, как поставить на баланс россыпные алмазы, намывные алмазы - они просто на поверхности, можно за один летний сезон провести опробования, пусть не в огромных масштабах, но начать добычу. Очень надеемся на намывные алмазы Тюнга. А на Малой Куонамке и других участках требуются серьезные горные работы, по мерзлоте взрывать – это дорогостоящие работы и требующие времени.

А что будет завтра, неизвестно. Допустим, на рудниках, на россыпях на тракторах работают люди. А весной их мобилизуют, и они станут танкистами, и все у нас остановится.

В результате, что питает оптимизм и помогает продолжать свою работу?

Я просто понимаю, что нам удалось собрать совершенно уникальные по качеству алмазные активы - и в россыпях, и в коренных месторождениях. Это, конечно, повод для оптимизма. Еще лет пять назад я о таком даже и мечтать не мог. То есть, все-таки получилось сделать лицензии, защитить проекты.

Да, природный оптимизм, наверное, и любовь к алмазам - для меня это просто дело жизни. Когда я смотрю на великолепные алмазы, сияющие всеми гранями... И когда я представляю, какие алмазы будут в трубке Аэрогеологической, Сестра-19, Кимозеро - желтые, красные, розовые, зеленые… А кстати, в трубке Малокуонамская - там совершенно уникальные алмазы цвета морской волны - таких алмазов вообще почти нигде не встречается. А вот для этих трубок они характерны. И они, когда я на них смотрю, подпитывают меня жизненной энергией.

Это энтузиазм, можно сказать, что материальной компоненты здесь, в общем-то, мало. Энтузиазм и вера в то, что в конце концов ты сможешь это все сделать, несмотря на все те запредельные сложности, которые сейчас, в общем-то, существуют.

Любовью к алмазам я еще в институте проникся. Когда меня забрали в армию в 1985 году с третьего курса МГРИ, я с собой взял книгу “Геология алмазов СССР”. К геологии у меня с детства была тяга, еще ребенком я таскал камни домой.

У меня и сейчас вокруг дома, под Москвой, кругом кимберлиты разложены – из Якутии, из трубки Кимозеро, из других мест.

Да, я еще хотел бы добавить, что мы в Карелии стоим на пороге открытия новой кимберлитовой трубки. То есть кимберлит уже нашли, доказали, что это не единичный выход, по шлифам этот кимберлит отличается от Кимозёрского, и дальше мы будем исследовать его на алмазоносность... И, скорее всего, в десяти километрах еще одна трубка - то есть там целое кимберлитовое поле. Это очень интересно и, конечно, важно, когда находятся какие-то новые тела. Тем более это Карелия, туда и добраться легче - там хорошие дороги. Ну а в целом, я, конечно, преисполнен оптимизма, понимая, что это великолепные алмазные активы. Практически, алмазы там есть везде - конечно, содержание может варьироваться, но в принципе все было очень грамотно спланировано.

Осталось это все поставить на баланс, что нелегко в наше время.

Но я считаю, у нас третий частный проект после AGD и «Алмара» - по ресурсному потенциалу, наверное, после трубки Гриба мы, может быть, на следующем месте. Потенциал у нас огромный.

И еще: у нас есть две лицензионных площади - Делингдэ напротив Жилинда и река Усумун, и по обоим этим водотокам очень высокое содержание золота в пробах - буквально на шлиховую пробу 8 литров - до 500 знаков золота. А в мелкообъемных пробах на реке Усумун - до 3,5 гр/м3. То есть там, помимо алмазов, еще важным компонентом для добычи может быть шлиховое золото. И плюс там между этими двумя водотоками, скорее всего, есть коренные источники - их даже при съемке в долине р. Усумун зацепили золотосульфидные жилы, наверняка золотоносные. Потому что кроме золота там идет еще галенит, характерный для месторождений золота Куранахского типа в доломитах с горизонтами углистого вещества, являющегося природным сорбентом золота. Кстати, из таких месторождений происходит и золото в алмазоносных россыпях р. Малая Куонамка и Большая Куонамка, извлекаемое сегодня попутно с алмазами. Такие месторождения могут иметь фантастические запасы в сотни и тысячи тонн. И это 5 открытие, хотя уже не относящееся к алмазам и кимберлитам. Так что это еще одна интересная перспектива. Вообще Якутия, очень холодный, но сказочно богатый природными ресурсами регион, и я уверен, что народ Саха Якутии, распоряжаясь своими богатствами, будет жить очень достойно и зажиточно.

Галина Семенова для Rough&Polished