Rio Tinto фиксирует рост добычи и аффинажа золота на фоне сокращения добычи алмазов

Австралийско-британский горно-металлургический концерн Rio Tinto подвел итоги первого полугодия 2024 года, зафиксировав рост добычи и переработки золота на фоне продолжающегося снижения объемов добычи алмазов.

Сегодня

Горнодобывающая госкомпания Зимбабве может инвестировать $150 млн в повышение добычи золота

Kuvimba Mining House, крупнейший производитель золота в Зимбабве, ведет переговоры с потенциальными партнерами о привлечении инвестиций в размере $150 млн, которые позволят увеличить добычу на золотом руднике Шамва (Shamva) на 50%.

Сегодня

Интерес к литиевым проектам в Чили превышает ожидания властей - отчет

Правительство Чили, страны с крупнейшими в мире запасами лития, отметило большой интерес со стороны горнодобывающих компаний, желающих разрабатывать новые местные месторождения этого батарейного металла.

Сегодня

«Русолово» снизило производство олова и увеличило выпуск меди

ПАО «Русолово», входящее в холдинг «Селигдар», в январе-июне 2024 года сократило производство олова в концентрате на 14% в годовом сопоставлении, до 1223 тонн, сообщили в пресс-службе полиметаллического холдинга.

Сегодня

Rio Tinto назначила нового генерального директора подразделения по меди

Rio Tinto назначила Кэти Джексон (Katie Jackson) курировать подразделение по меди взамен Болда Баатара (Bold Baatar), который в этом году станет коммерческим директором группы компаний.

Сегодня

КР должен пересмотреть свои механизмы правоприменения и подотчетности, если он хочет оставаться актуальным - Фула-Нгенге

27 февраля 2023
m_zee_fula_ngenge_xx.pngАфриканский алмазный совет (African Diamond Council, ADC) призывает Кимберлийский процесс (Kimberley Process, КР) перестроить свои механизмы правоприменения и подотчетности, если он хочет оставаться актуальным и эффективным.

М’зе Фула-Нгенге (M’zée Fula-Ngenge), председатель ADC сказал Мэтью Няунгуа (Mathew Nyaungwa) из Rough&Polished в кулуарах Конференции по инвестированию в африканскую горнодобывающую промышленность Mining Indaba, состоявшуюся в Кейптауне, Южная Африка, что в то же время КР обязан переработать свою модель принятия решений на основе консенсуса, что позволит применять быстрое и решительное наказание за неподчинение членов.

Он сказал, что операционная система надзора за торговлей алмазами не соблюдается, и это поощряет контрабанду алмазов, особенно в Африке.

Фула-Нгенге также сказал, что возвращение контрабандных алмазов из Африки стало одним из главных приоритетов ADC.

Он сказал, что в настоящее время нет закона, требующего возврата контрабандных алмазов обратно в страну происхождения.

Ниже приведены выдержки из интервью.

Какова реакция Африканского совета по алмазам на недавнее решение разместить в Ботсване Постоянный секретариат Кимберлийского процесса?

С точки зрения Африканского совета по алмазам, долгосрочная цель неизбежно заключалась в том, чтобы передать главенствующий и подотчетный уровень влияния в руки африканских алмазодобывающих стран, поэтому ADC более чем удовлетворен успешным результатом наших неустанных усилий по лоббированию, направленных на то, чтобы Ботсвана была выбрана в качестве страны для размещения Постоянного секретариата Кимберлийского процесса (Kimberley Process Permanent Secretariat). Это только начало, и все изменится к лучшему, особенно если мы сосредоточимся на определении реальной ситуации.

Почему для Ботсваны важно было стать страной размещения Постоянного секретариата Кимберлийского процесса?

В структуре ADC существует непогрешимое убеждение или культура, что африканские страны-производители алмазов должны быть в авангарде, быть лидерами и действовать в качестве определяющего рупора, который провозглашает передовые концепции для всего законодательства, что касается направления, выбранного отраслью природных алмазов на глобальном уровне. Хотя ADC в равной степени призывает все свои государства-члены внести свой вклад в более прозрачную и лучше контролируемую торговлю алмазами в Африке, наследие Ботсваны в области надлежащего управления в алмазодобывающем секторе служит прекрасным примером, особенно в том, что подчеркивает прозрачность, а также подотчетность в мировой торговле алмазами.

Ботсвана в настоящее время является ведущей страной-производителем природных алмазов ювелирного качества в Африке, и следует обратить самое пристальное внимание на то, как эта страна превратилась из бедной страны (более пяти с половиной десятилетий назад) в страну, занимающую третье место по суверенному кредитному рейтингу в Африке в регионе к югу от Сахары, а это означает, что они неизменно прекрасно понимали, что их народ погибнет, не имея перспектив.

Эта страна является второй самой свободной экономикой на континенте, и она воспитала одних из самых компетентных ученых Африки, поэтому ее деятельность в качестве Постоянного секретариата КР выдвинет на первый план их приверженность инновациям. Эта южноафриканская страна продемонстрировала, что обладает исключительно эффективной и позитивной политической структурой несмотря на то, что в последние несколько месяцев она прилагает большие усилия для того, чтобы вновь подтвердить свое партнерство с группой компаний De Beers. Мы увидим, как правительство Ботсваны потребует бо́льшую долю прибыли.

Ботсвана служит замечательным примером в области алмазодобычи для стран, которые многими считаются не очень развитыми, таких как Демократическая Республика Конго, Ангола, Сьерра-Леоне и Центральноафриканская Республика. Ботсвана также должна помнить о том, что для достижения долгосрочного успеха в качестве Постоянного секретариата КР руководство страны должно быть не только новаторским, но также оно должно быть революционным и свободным от бюрократических процедур, отнимающих много времени. Ботсвана должна усерднее работать над созданием более эффективных процедур регулирования, чтобы поддерживать тот высокий уровень рекомендаций, о котором я говорю в настоящее время.

Что, по вашему мнению, необходимо сделать, чтобы сохранить актуальность Кимберлийского процесса?

Что ж, давайте сначала проведем оценку прошедших событий, оглянувшись на некоторые вооруженные конфликты, имевшие место в африканских алмазодобывающих странах примерно в то время, когда был запущен Кимберлийский процесс. В 2002 году закончилась гражданская война в Анголе, как и в Сьерра-Леоне. Вторая война в Конго завершилась в 2003 году, а в 2007 году в Кот-д’Ивуаре закончилась гражданская война, за которой последовал новый конфликт в 2010 году. В Центральноафриканской Республике началась гражданская война, которая продолжается с 2012 года, поэтому, несмотря на структуру Кимберлийского процесса с его «мягкими правилами» и на участие в нем правительств, неправительственных организаций (НПО) и ключевых участников алмазной отрасли, многие считают, что он искренне выступает в интересах отрасли.

Тем не менее, многие также полностью осознают, что Схема сертификации Кимберлийского процесса (Kimberley Process Diamond Certification Scheme, KPCS) изначально была разработана для решения совершенно определенных обстоятельств. Другими словами, мировая алмазная отрасль по-прежнему терпит поражение в своих усилиях, предпринимаемых в соответствии с Оперативной структурой КР (KP Operational Framework), по эффективной борьбе с контрабандой алмазов. В середине 2000 года несколько ключевых участников отрасли встретились в Кимберли, Южная Африка, чтобы обсудить вопросы и предложить способы предотвращения торговли так называемыми «кровавыми» или «конфликтными» алмазами. Хотя наша коллективная цель заключалась в том, чтобы убедиться, что покупка алмазов и бриллиантов не является финансированием насилия, мы допустили ошибку, выбрав ограниченное определение, которое было слишком явным и негибким.

Когда мир узнает о членах-основателях, покидающих КР с непоколебимым чувством убежденности, таких как Партнерство Африка-Канада (Partnership Africa Canada, PAC), которое в настоящее время известно как IMPACT, и когда мир становится свидетелем ухода правозащитных организаций, таких как неправительственная международная организация «Глобальный свидетель» (Global Witness), покинувших КР в 2011 году, то легко признать реальность того, что первоначальные действия можно считать ошибочными. Африканский алмазный совет считает, что для того, чтобы КР оставался актуальным и эффективным, он должен пересмотреть свои механизмы правоприменения и подотчетности. В то же время КР обязан переработать свою модель принятия решений на основе консенсуса, что позволит применять быстрое и решительное наказание за неподчинение членов. 

Другими словами, желаемые результаты организационной структуры КР не достигаются, и, наоборот, именно эти недостатки способствуют контрабанде алмазов, особенно в Африке. Мы много раз были свидетелями того, что организационная структура КР не может даже достичь своих целей, что позволяет отток алмазов из районов, находящихся под контролем правительства. Мы также должны признать, что сертификат КР не является частью международного права и никоим образом не является сертификатом происхождения, однако я утверждаю, что он все-таки дает ощущение самопровозглашенного авторитета аффилированным структурам, внимание которых поглощено возможностью быть представителем всей мировой алмазной отрасли и руководить ею.

Были предприняты значительные усилия по обновлению и расширению Системы гарантий (System of Warranties, SoW), которая представляет собой программу саморегулирования цепочки поставок, предназначенную для отслеживания алмазов после того, как Кимберлийский процесс проведет процесс их сертификации. Обновленная Система гарантий должна помочь в расширении эффективности КР за пределы экспорта и импорта природных алмазов. Вдобавок ко всему, Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition) неизменно напоминала всей алмазной отрасли о том, что африканские страны-производители алмазов последовательно осваивают искусство максимально использовать лазейки в отрасли, и такие страны, как Центральноафриканская Республика, продолжают демонстрировать мастерство в использовании слабости цепочки отслеживания КР, проводя сложные контрабандные операции через хорошо структурированные сети в Камеруне.

Модель КР, основанная на консенсусе, эффективно и убедительно используется для того, чтобы исключить какой-либо значительный прогресс. Попытки обсуждения слабых сторон КР блокируются, равно как и конфронтационный диалог, осуждающий торговлю российской алмазной продукцией, и то, и другое служат прекрасными причинами, по которым бывшие и потенциальные сторонники КР считают, что Схема сертификации «испорчена». Лидеры отрасли, знающие путь к успеху, изо дня в день идут по правильному пути. Как правило, это те, кто хорошо умеет показывать другим лучший способ выработать тщательно продуманный план действий.

Если взять Зимбабве в качестве наглядного примера, то мы увидим, что эта алмазодобывающая страна упоминалась несколько раз по поводу нарушения прав человека два года подряд с 2006 по 2008 год. Когда полиция «быстрого реагирования» проводила рейды по изгнанию местных старателей с алмазных месторождений Маранге (Marange), выдвигались различные обвинения в пытках, убийствах, физическом насилии и преследовании местных алмазодобытчиков, ни один из которых не мог быть привлечен к ответственности в соответствии с существующим определением «кровавых» или «конфликтных» алмазов, данным Кимберлийским процессом.

В то время не было никакой гражданской войны, и весь мир смог стать свидетелем того, как в 2008 году президент страны назначил лидера оппозиции в Зимбабве премьер-министром.

В 2011 году ADC имел мотивацию взять на себя инициативу в оправдании неудач Зимбабве на 9-м пленарном заседании Кимберлийского процесса в Киншасе, выдвинув четкий аргумент о том, что Зимбабве, возможно, была лучшим в мире примером соглашения о разделении власти. Разрешение этого спора было неожиданным ключевым вопросом, который разделил КР и, безусловно, и создал препятствия для диалога между его действующими членами.

Если бы внешние сторонники КР, такие как исполнительный департамент США, отвечающий за внешнюю политику и отношения, проявляли бы немного больше внимания внутри страны, они смогли бы стать свидетелями большего беспорядка и хаоса в США, чем беспорядки и хаос, по их мнению, выявленные на алмазных месторождениях Маранге или существовавшие между Робертом Мугабе (Robert Mugabe) и Морганом Цвангираи (Morgan Tsvangirai), оба из которые доказали, что они могут объединить усилия без какого-либо внешнего или непрошеного вмешательства.

ADC продолжает охранять, защищать и продвигать своих членов из числа алмазодобывающих стран. Каждый год мы позиционируем себя как руководящий орган, чтобы увеличить их влияние, присутствие и актуальность. Что касается Зимбабве, мы знали, что для нас важно встать на ее защиту как африканской алмазодобывающей страны, чтобы она никогда не пала жертвой бессмысленных политических действий тех, кто был полон решимости нарушить согласие правительств в Африке.

Какое определение «конфликтных» алмазов вы поддерживаете?

С технической точки зрения, «конфликтными» или «кровавыми» алмазами являются природные алмазы, используемые повстанческими движениями или их союзниками для финансирования вооруженных конфликтов, направленных на подрыв законных правительств или ведение войны против них. Схема сертификации Кимберлийского процесса, применяемая для алмазов, представляет собой многостороннюю международную инициативу, созданную в 2003 году и направленную на предотвращение глобального потока таких алмазов, которые обычно поступают из Африки.

Поскольку сфера действия КР оказалась довольно ограниченной, мы стали свидетелями того, как несколько основополагающих и поддерживающих международных организаций ушли из-за его фрагментарного определения. ADC постоянно предлагал использовать более широкое определение; однако мы понимаем, что многие не сомневаются в определении, поскольку они могут извлечь больше пользы из существующего определения и рамок КР. Поскольку мировая алмазная отрасль возлагает большие надежды на спасение нарушенной Схемы сертификации КР, им, безусловно, придется больше полагаться на свою Коалицию гражданского общества, чтобы помочь восстановить утраченное доверие.

ADC предложил расширить окончательное определение, данное Кимберлийским процессом, включив в него «природные алмазы, которые добываются в результате человеческих страданий». Оно также будет включать нарушения прав человека со стороны правительств, а также групп повстанцев или боевиков, собирающих доходы от алмазов для участия в вооруженных конфликтах. Я также предлагаю ввести суровые наказания за уголовные правонарушения, такие как коррупция, использование принудительного детского труда и незаконная транспортировка алмазов. Если контрабандные африканские алмазы когда-либо будут конфискованы за пределами континента, не существует законов, требующих возврата этих алмазов обратно в страну происхождения, поэтому возвращение их стало одним из наших главных приоритетов.

Некоторые члены КР выразили недовольство председательством Зимбабве в этом году. Какова ваша реакция на это?

Мое отношение двоякое. Несмотря на это, я попытаюсь рассмотреть вопрос в контексте. Когда мы видим, что в прошлом году российские алмазы подвергались нападкам, Зимбабве приходится рассматривать эту неопределенность как искреннюю и немедленную возможность продемонстрировать непредвиденный уровень внутренней прозрачности. Например, общенациональная инициатива по внедрению технологии блокчейна для всей зимбабвийской алмазной продукции, безусловно, позволит признавать обоснованность отклонения любых жалоб относительно намерения Зимбабве взять на себя роль председателя КР. Этот необязательный жест четко указывал бы на то, что Зимбабве пытается найти решения для своей отечественной отрасли, которые внешние организации не были бы склонны искать.

Кроме того, это означало бы, что Зимбабве становится намного более комфортной и уверенной страной для того, чтобы взять на себя ответственность в рамках прозрачности отрасли. Мировая алмазная торговля всегда была озабочена вопросами саморегулирования, и председательство Зимбабве в КР может показаться довольно сомнительным и тревожащим в глазах тех, кто обычно сохраняет надуманное чувство контроля над отраслью. Поскольку Зимбабве часто осуждали за нарушения прав человека в прошлом, я ожидал, что окажут сопротивление те, кто считает, что их подвергнут проверке. Тем не менее, многие помнят, что Зимбабве - это африканская страна, которая добилась больших успехов в выявлении уязвимых мест КР, при этом демонстрируя его неэффективность, поэтому беспокойство неизбежно.

Председательство в КР является возможностью для Зимбабве выйти из своей зоны комфорта, найти баланс между двумя сторонами и отказаться от любых прошлых нарушений КР, за которые он неоднократно подвергался критике. Это страна, которая теперь контролирует свою судьбу, и, если они потратят время на решение своих внутренних проблем, то я уверен, что они предложат решения без какого-либо внешнего вмешательства или вторжения. Поскольку КР лишился большей части своей начальной убедительности, не должно быть никакого большого беспокойства по поводу того, что Зимбабве станет председателем КР.

Что вы делаете как Совет, чтобы помочь Зимбабве добиться успеха в качестве председателя КР в этом году?

Поскольку Зимбабве была заместителем во время председательства Ботсваны в КР, ожидается, что она будет председательствовать. Страна имеет право на это высокое положение, и ее председательство в КР поставит многих недоброжелателей в замешательство. Это лишь вопрос времени, когда каждая африканская страна-производитель алмазов получит возможность продемонстрировать, какой положительный вклад она может внести в существующую Схему сертификации.

ADC поддерживает стремление Зимбабве внедрить общенациональную технологию блокчейна для своих добытых алмазов, потому что эта технология хорошо подходит для регистрации всего пути природного алмаза. Поскольку этот шаг является неожиданным, он, несомненно, поможет им в их усилиях по укреплению своего положения среди высокопоставленных африканских алмазодобывающих стран. Я знаю, что это сложная тема, но давайте поговорим об этом. О проблеме незаконной добычи алмазов.

Что делается для того, чтобы положить конец этой проблеме в Африке?

ADC стал намного лучше предвидеть отраслевые проблемы африканских алмазодобывающих стран, и мы оперативно предпринимаем действия для их заблаговременного решения. Мы боремся с незаконной добычей полезных ископаемых различными способами, и самой успешной операцией на сегодняшний день является «Прозрачность операций» (Operation Transparency), проводимая Республикой Ангола с 2018 года. Если посмотреть на алмазный сектор Анголы сегодня, большая часть успеха, который можно увидеть, является прямым результатом этой конкретной инициативы.

Поскольку многие из нелегальных старателей (на португальском - garimpeiros) в Анголе и нелицензированных старателей (на зулусском языке - zama zama) в Южной Африке официально не признаны или остаются незарегистрированными системой, то ADC работает над организацией этих мелких алмазодобытчиков или неформальных участников цепочки поставок, уделяя особое внимание набору навыков с целью оказания помощи нам в возмещении упущенной выгоды. ADC обязуется заполнять и устранять пробелы в отрасли, которые обычно упускают из виду или которыми не занимаются как государственный, так и частный сектор, а также международные отраслевые организации.

Существуют непрошенные правонарушители, вооруженные частные службы безопасности, а также неблагоразумные компании государственного сектора, которые используют широко распространенное и систематическое насилие по всей Африке для защиты своих экономических интересов при добыче алмазов, поэтому крупные центры алмазной торговли должны укреплять свои слабые внутренние средства контроля, и то же самое должна делать каждая африканская страна-производитель алмазов. Инициатива «Прозрачность операций» была невероятно эффективной, и в то же время я признаю, что она не была свободна от критики или споров, особенно с учетом того, что в результате репрессий было закрыто более 70 незаконных алмазных кооперативов, заключено в тюрьму более 60 нелегальных иммигрантов и выслано около 400 000 человек.

Эта инициатива была направлена на улучшение местного алмазного сектора, а также на увеличение внутренних доходов, и, конечно же, Африканский алмазный совет и правительство Анголы приветствуют этот благоприятный результат. Бόльшая часть реформы осуществляется совместными усилиями Ангольских вооруженных сил (FAA), Национальной полиции (PN) и Службы миграции и иностранцев (SME). Большая часть этих алмазов в настоящее время восстанавливается в рамках инициативы Африканского алмазного совета по возврату доходов, направленной на закупку партий алмазов, которые регулярно незаконно вывозятся из страны.

Объемы алмазов, которые Африканский алмазный совет (ADC) получает через свои безопасные каналы в Республике Ангола, оказались прибыльными для внутренней торговли алмазами. Алмазы премиум-класса, добытые ADC, хранятся в резервах государственного национального банка и предназначены для выполнения функции дополнительных льгот для тех, кто инвестирует в проекты по разведке алмазов.

Неустановленное количество обычных товаров выставляется на продажу через ангольскую национальную компанию алмазной торговли, а специальные камни, которые извлекает ADC, распределяются через платформу Африканской международной алмазной биржи (African International Diamond Exchange, AIDEX).

Владельцам алмазных концессий в алмазодобывающих странах Африки рекомендуется усилить меры безопасности и слежения в отведенных для них районах горной добычи, и в таких странах, как Демократическая Республика Конго, Сьерра-Леоне и Зимбабве, где широко распространена незаконная добыча полезных ископаемых, часто проводятся полицейские рейды, а в Анголе были распущены почти все фиктивные кооперативы, и в каждой африканской алмазодобывающей стране для горной добычи все больше привлекаются мелкие алмазодобытчики и старатели. В Южной Африке до сих пор наблюдается периодическая деятельность нелегальных старателей, и хотя никто из них не разбогател на своей незаконной добыче, многие из их начинаний вызваны высоким уровнем безработицы.

Попытки ADC привлечь внимание к успеху старателей и неформальных алмазодобытчиков позволили все-таки обеспечить им много рабочих мест в нескольких крупных алмазодобывающих компаниях. Наши долгосрочные усилия внесли значительный вклад в уменьшение насилия и использования детского труда в алмазной торговле в Африке и в улучшение экологии, а также вклад в решение проблем и вопросов безопасности. Мы превзошли наши ожидания в привлечении огромных инвестиций в геологоразведку, и продолжаем создавать лучшие экономические условия для целых регионов, которые зависят от доходов, поступающих от добычи алмазов.

Что вы, как Африканский алмазный совет, делаете для продвижения добычи алмазов и алмазной торговли на континенте?

ADC стремится глобально продвигать природные алмазы, особенно те, которые добываются в Африке. Есть горстка алмазодобывающих компаний, которые проявляют повышенную чувствительность к ситуациям, привлекающим внимание к их корпоративным делам, а некоторые прилагают много усилий для того, чтобы оставаться незаметными, будь то по этическим соображениям или считают это неуместным. Тем не менее, ADC действительно активно способствует освещению положительных реформ, и мы прилагаем все усилия, чтобы представить африканские компетенции в торговле, когда появляется возможность.

ADC склонен поддерживать инициативы, направленные на экономическую поддержку чернокожего и цветного населения, в первую очередь те инициативы, которые нацелены на расширение прав и возможностей женщин и молодежи. Мы являемся сторонниками таких проектов, как «Молодые диамантеры» (Young Diamantaires), и в значительной степени поддерживаем начинания некоммерческих организаций, таких как «Женщины в горнодобывающей промышленности» (Women in Mining) и Африканская ассоциация производителей бриллиантов (African Diamond Manufactures Association, ADMA) - подразделения, которое мы недавно приветствовали в плане участия на платформе и в планах работы ADC. Африканская международная алмазная биржа добилась успеха в использовании уникальных методов маркетинга алмазов для обеспечения инвестиций в геологоразведку, в то время как Ангольская алмазная биржа (Angolan Diamond Exchange, ADE) работает над тем, чтобы решить и обойти проблему, по причине которой она испытала унижение в плане того, почему данное предприятие не было удостоено своевременного и выдающегося запуска.

Метод выделения квот AIDEX при продаже специально разработан для того, чтобы африканские держатели алмазных концессий могли выполнить свои годовые производственные планы. И последнее, но не менее важное: мы также нацелены на создание Музея африканских алмазов (African Diamond Museum).

Каково значение этого музея бриллиантов?

Можно привести два противоположных примера. Разумное объяснение открытия Африканского музея алмазов можно дать как для Южной Африки, так и для Ботсваны, обеих стран, где, как известно, добывают одни из самых важных алмазов в истории в мире. В 2022 году в Ботсване за месяц обнаружили два крупных алмаза весом более 1 000 каратов. Алмаз весом 1 098 каратов был добыт компанией Debswana Diamond Company, а алмаз весом 1 174,76 карата был извлечен на руднике Карове (Karowe) компанией Lucara Diamond Company. Когда появляются такие необычные находки, не нужно оказывать никакого немедленного давления, чтобы одновременно или срочно продавать эти камни. Их добыча дает основания или обоснование для создания выставочного пространства, где также будут выставляться такие алмазы, и это к тому же способствует развитию алмазного туризма на африканском континенте.

Я отмечаю свое 40-летие работы в отрасли и надеюсь, что африканские страны-производители алмазов объединят свои усилия для выполнения планов по строительству музея, где отечественная отрасль сможет проводить исследования, собирать данные, сохранять историю, интерпретировать местные нарративы и проводить выставки некоторых из наших самых драгоценных камней, таких как «Великая звезда Африки» (Great Star of Africa). Так много наших алмазов, имеющих большое значение, покидают Африку, а жители стран-производителей алмазов даже не имеют возможности увидеть их, их фото или видео о них появляются только в пресс-релизе или иностранных публикациях.

В качестве примера рассмотрим ажиотаж, созданный алмазом «Голубой Куллинан De Beers» (De Beers Cullinan Blue), который был добыт на руднике Кимберли (Kimberley) в Южной Африке компанией Petra Diamonds. Этот алмаз ярко-голубого цвета позже был куплен группой De Beers, которая привлекла аукционный дом Sotheby’s для продажи культового камня. Алмаз демонстрировался во время мирового турне, которое, к сожалению, не включало в себя пребывание в пределах одной из наших 54 африканских стран. Нам бы очень хотелось увидеть любой из этих вышеупомянутых алмазов в необработанном виде, учитывая, что они обладают потенциалом для появления и развития алмазного туризма в Африке.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished