Antofagasta инвестирует $1,5 млрд в водоснабжение своей чилийской шахты

Antofagasta подписала соглашение на сумму $1,5 млрд для улучшения системы транспортировки воды на своем медном руднике Центинела (Centinela) в Чили.

Сегодня

Versamet купила портфель роялти на драгоценные и цветные металлы у B2Gold

Канадская компания B2Gold сообщила о продаже десяти роялти в предприятиях по добыче драгоценных и цветных металлов общей стоимостью $90 млн компании Versamet Royalties в обмен на 153,2 млн обыкновенных акций последней.

Сегодня

Gemfields назначила бывшего гендиректора De Beers председателем совета директоров

Gemfields назначила Брюса Кливера (Bruce Cleaver), бывшего генерального директора De Beers, председателем совета директоров и независимым неисполнительным директором с 1 июля 2024 года.

Вчера

Замбия ожидает, что KoBold потратит $2,3 млрд на медный рудник в стране

По словам президента Замбии Хакаинде Хичилема (Hakainde Hichilema), который процитировал данные геологоразведочной и горнодобывающей компании KoBold Metals, финансируемой Биллом Гейтсом (Bill Gates), она, возможно, инвестирует $2,3 млрд...

Вчера

Sprott запустил инвестиционный фонд по физической меди с капиталом в $100 млн

Глобальная инвестиционная компания Sprott, специализирующаяся на драгоценных металлах и физических активах, запустила новый фонд по физической меди (Physical Copper Trust) с капиталом в $100 млн, который будет работать по принципам, схожим с...

Вчера

Везеролл знает, почему алмазы с рудника Луло компании Lucapa продаются по более высоким ценам

10 июля 2023

wetherall_big.jpgРудник Луло (Lulo) по добыче аллювиальных алмазов в Анголе, на 40% принадлежащий компании Lucapa Diamond, получил $10,7 млн за четыре камня, проданных с онлайн-торгов во время тендера, проведенного компанией SODIAM в мае прошлого года.

Эта сумма - почти половина дохода от тендера, составившего $21,7 млн.

SODIAM выставила на торги в общей сложности 36 отдельных камней.

Во второй части этого эксклюзивного интервью, состоящего из двух частей, управляющий директор и главный исполнительный директор компании Lucapa Стивен Везеролл (Stephen Wetherall) сказал Мэтью Няунгуа (Mathew Nyaungwa) из Rough&Polished, что месторождение Луло обладает алмазами исключительного размера, качества и высокой стоимости, спрос на которые по-прежнему высокий.

Он сказал, что в мире немного месторождений с таким профилем добычи.

Везеролл сообщил, что компания также застрахована от замедления рынка благодаря установлению резервных цен на свои алмазы.

Он также прокомментировал синтетические бриллианты, отслеживание алмазной продукции и геологоразведку в Ботсване и Анголе.

Ниже приведены выдержки из этого интервью.

 

В последнее время цены на алмазы снижались, но ваши камни хорошо показали себя на недавнем алмазном тендере, проведенном SODIAM. Чем вы объясняете такую хорошую ситуацию?

Во-первых, перед любым тендером, аукционом или продажей необходимо учитывать несколько моментов, и очень важное значение имеет также и время их проведения. Даже если они проводятся в период более низких цен на алмазы, как было на этом недавнем тендере, и есть опасения, что можно не получить хорошую цену, мы защищаемся от снижения цен, устанавливая хорошие резервные цены на все алмазы - это цены, по которым мы, как правило, не готовы продавать алмаз или партию камней. Итак, у нас всегда есть защита, независимо от времени и способа продажи.

Во-вторых, цены, которые мы получили за наши исключительные алмазы с месторождения Луло, были очень хорошими. Луло является в нашей отрасли синонимом алмазов исключительного размера, качества и высокой стоимости, и на этих тендерах существует сильная конкуренция, поскольку спрос на эти алмазы по-прежнему устойчив, а в мире очень мало рудников, на которых добываются такие камни.

Наконец, в привлечении сильных предложений от клиентов на покупку алмазов, я считаю, также помогает тот факт, что мы знаем стоимость алмазов и потенциальную стоимость бриллиантов, получаемых из продаваемого нами алмазного сырья. Покупатели прекрасно понимают, что мы сами проведем огранку и полировку этой алмазной продукции, если не будет предложена подходящая цена.

По вашему мнению, что способствует снижению цен на алмазное сырье?

Ситуация в мире не очень хорошая. Высокая инфляция и растущие процентные ставки в настоящее время сдерживают необязательные потребительские расходы и спрос на предметы роскоши. Кроме того, связанные с Covid ограничения, существовавшие на развивающемся рынке Китая, имеющем важное значение, повлияли на спрос на бриллианты.

При этом, глядя на проекты по добыче таких редких алмазов, как наш, которые снабжают рынок сверхдорогостоящих товаров высочайшего качества, мы по-прежнему отмечаем очень высокий спрос. Об этом свидетельствуют результаты недавнего тендера, проведенного SODIAM, как отмечалось ранее, и это отражено в результатах других тендеров по продаже алмазного сырья, в которых мы участвуем. Кроме того, мы наблюдаем такой же высокий спрос на наши крупные высококачественные бриллианты верхнего ценового сегмента со стороны наших партнеров по огранке и полировке. Спрос на эти бриллианты более высокой стоимости или инвестиционного качества в течение всего года был очень стабильным.

В последнее время довольно слабыми были цены на алмазы более ходовых размеров и качества, которые на сегодняшний день составляют наибольшую часть алмазного рынка и, следовательно, затрагивают бόльшую часть отрасли. Эти цены резко выросли после пандемии на фоне низкого предложения, и после длительного периода закупок и производства бриллиантов в средней части алмазопровода - после пандемии был создан высокий уровень складских запасов. На фоне существующих мировых экономических проблем приток товаров в розничный сектор был слабым, а средняя часть алмазопровода, в свою очередь, замедлила свои закупки этого алмазного сырья, поскольку у ее участников есть хорошие складские запасы, из которых можно поставлять в розницу. Это привело к коррекции цен на более ходовые алмазы в последние два квартала.

Важно отметить, что, хотя цены на алмазы и бриллианты снизились с рекордно высокого уровня после пандемии, в настоящее время они все еще значительно выше допандемического уровня. В течение очень долгого времени каждый генеральный директор и аналитик алмазной компании заявляет о надвигающемся дефиците алмазного сырья, который должен привести к росту цен на алмазное сырье из-за растущего потребительского спроса. Однако в прошлом крупные производители алмазов могли в достаточной мере увеличить свои поставки алмазов с целью удовлетворения растущего спроса, тем самым удерживая цены на алмазы и бриллианты на относительно неизменном уровне в течение почти десяти лет. Эти времена прошли - новые планируемые рудники не могут заменить те, которые закрылись или достигли зрелой стадии разработки. В краткосрочной перспективе объем добычи алмазов, похоже, составит менее 100 млн каратов, что значительно меньше, чем 150 млн каратов в 2018 году или 170 млн каратов в 2003 году.

В условиях растущего спроса, когда предложение сокращается, это оказывает положительное влияние на цены. Таким образом, в течение следующего года или около того мы вполне можем увидеть, что в конечном итоге скачкообразная кривая в виде «челюсти крокодила», о которой так много говорят, подойдет к концу, а отрасль природных алмазов может столкнуться с совершенно другой ситуацией в формировании цен на алмазное сырье в ближайшее десятилетие.

Если низкие объемы добычи вызовут повышение цен на алмазы, не приведет ли это к росту объема выращенных в лаборатории бриллиантов?

Я поклонник алмазной отрасли и любых инициатив, которые будут способствовать увеличению спроса на алмазы и бриллианты и их потребления в будущем - мне все равно, являются ли они природными или выращенными в лаборатории. Я поклонник того, что делают синтетические бриллианты, предлагая доступ к бриллиантам более молодым покупателям и/или потребителям, которые смогут покупать по более низким ценам. Следует продолжать расширять их присутствие по мере существенного увеличения маркетинговых и брендинговых инициатив в будущем с целью привлечения потребителей, которые обычно покупают другие драгоценные камни, а также тех, кто не может позволить себе более дорогостоящие природные камни, или тех, кто придерживается другого мнения.

Я считаю, что сегодняшний покупатель синтетических бриллиантов, который, как правило, моложе и, следовательно, находится в начале своей кривой уровня благосостояния, завтра естественным образом станет покупателем природных бриллиантов. По мере роста их благосостояния будет расти их потребление предметов роскоши. Яркий пример - я начал водить Ford Escort, когда получил права, так как тогда у меня не было средств на покупку машины моей мечты. По мере повышения уровня моего благосостояния с годами, я смог позволить себе более дорогие автомобили. Ford Escort или VW Polo по-прежнему могут доставить меня из пункта А в пункт Б, но я предпочитаю водить другую машину. Покупки предметов роскоши растут по мере роста уровня благосостояния, и для большинства людей это обычно происходит по мере того, как они становятся старше. Я не вижу никакой разницы с ситуацией в нашей отрасли.

Я бы хотел, чтобы эти два сегмента работали вместе, а не пытались получить рычаги влияния в отрасли, бросая камни друг в друга. Мы являемся некрупным производителем нишевых алмазов очень высокого качества, и поэтому наше предложение дорогостоящих камней класса «люкс» и предложение будущих брендов не будут затронуты, но мы должны совместно работать в гармонии с целью обеспечения наилучшего результата для отрасли в целом - как для природных, так и для синтетических алмазов и бриллиантов.

De Beers через свой бренд Lightbox присоединяется к индустрии выращенных в лаборатории бриллиантов. Вы когда-нибудь представляли, что вы можете «переметнуться на другую сторону» и начать инвестировать в синтетические бриллианты?

Сейчас мы не рассматриваем этот вопрос. De Beers вышла на рынок по нескольким причинам. Да, есть рациональное объяснение, заключающееся в том, что выращенные в лаборатории бриллианты, как новое предложение дешевых незатратных бриллиантов, должны оцениваться по принципу «издержки плюс прибыль», а не с оглядкой прайс-листы природных бриллиантов. Природные и синтетические бриллианты относятся к одной и той же отрасли, но представляют собой два совершенно разных ценностных предложения для потребителей. Кроме того, у De Beers есть своя технология, и поэтому она имеет конкурентное преимущество, позволяющее ей войти в развивающийся и растущий сегмент для получения финансовой выгоды.

Потребители все больше обеспокоены вопросами этической добычи алмазов. Что вы делаете для обеспечения возможности отслеживания ваших алмазов и бриллиантов?

Безусловно, это является растущей перспективой и инициативой в нашей отрасли. Я думаю, что алмазы, которые мы производим, намного проще отследить до их источника, потому что 80% ежемесячного объема продукции нашего рудника по стоимости может уместиться на ладони. Эти алмазы легко отследить до источника их происхождения, поскольку большинство алмазодобывающих компаний ведут очень подробную регистрацию извлечения исключительных алмазов, а также информацию о том, когда, как и кому они были проданы.

Наши клиенты пока еще не запрашивают у нас сертификаты происхождения, но я думаю, что это произойдет. Как отмечалось ранее, мы создаем уникальный бренд класса «люкс», ориентированный на происхождение, и частью его станет гарантия или сертификат источника для бриллиантов нашего бреда. Мы активно обсуждаем с крупными участниками рынка вопрос отслеживания этих бриллиантов, используя защищенные распределенные цифровые реестры блокчейн.

Вы продлили свои лицензии на геологоразведочные работы в Ботсване?

Мы сделали это. Мы обновили их в середине 2022 года и собираемся вести бурение на объектах, которые определили в этом году.

На скольких объектах вы планируете провести бурение в Ботсване?

Мы определили два объекта и пробурим на них четыре скважины. Если мы найдем то, что ищем, то вполне можем расширить программу бурения.

Насколько важны геологоразведочные работы, проводимые вашей компанией в Анголе?

Наши программы геологоразведки в Анголе очень важны для нас как для алмазодобывающей, так и для геологоразведочной компании. Мы активно изучаем ресурсы аллювиальных месторождений в Анголе, чтобы продлить срок службы нашего аллювиального рудника, и мы активно ведем геологоразведку первичного кимберлитового источника этих алмазов. Успешный результат станет не только перспективной вехой, сулящей доход, но и потенциально станет важной частью нашего будущего алмазопровода по добыче дорогостоящих алмазов.

Наши программы геологоразведочных работ в Ботсване и Австралии также важны, но наша самая крупная инвестиция и самая перспективная программа по первичным источникам на сегодняшний день - это кимберлитовый проект Луло в Анголе.

Кто финансирует вашу геологоразведочную деятельность в Анголе?

Все геологоразведочные работы кимберлитов в Анголе финансирует Lucapa. Таким образом, как финансовый и технический партнер, мы взяли на себя обязательство финансировать геологоразведку кимберлитов на 100%.

Если вы перейдете к составлению технико-экономического обоснования и разработке месторождения, увеличите ли вы свою долю в проекте Луло, учитывая ваше единоличное финансирование геологоразведки кимберлитов?

Возможно. Что касается геологоразведочных работ, мы уже ведем переговоры с нашими партнерами по этому вопросу и считаем, что очень близки к завершению этого вопроса благодаря увеличению инвестиций Lucapa в геологоразведку.

Если положительный результат геологоразведки в конечном итоге приведет к разработке месторождения, необходимо будет найти источник финансирования для строительства рудника. В том случае, если такой источник финансирования нельзя будет получить за счет прямого заимствования или иным подобным образом, акционеры должны будут предложить внести остаток финансирования. Мы все, как партнеры по проекту, имеем свои процентные доли, и если мы все будем соблюдать свои права, то никакого размывания не будет. Если какой-либо партнер не может последовать этому примеру, то вполне логично, что любой партнер - ENDIAMA, Rosas & Petalas или Lucapa, который вкладывает больший процент финансирования, может попытаться изменить пакет акций. Думать об этом сейчас еще слишком рано, эти решения будут обсуждаться партнерами в будущем.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished