Petra сократила чистый долг до $201 млн

Petra Diamonds, владеющая алмазными рудниками в Южной Африке и Танзании, сократила свой чистый долг на $11 млн до $201 млн по состоянию на 30 июня 2024 года по сравнению с $212 млн на 31 декабря 2023 года.

Сегодня

Rio Tinto планирует начать производство железной руды на Симанду в 2025 году

Как ожидают в Rio Tinto, добыча высококачественной железной руды предприятием Simfer в Гвинее начнется в 2025 году, а период достижения проектной мощности займет 30 месяцев, что позволит добывать 60 млн тонн железной руды в год.

Сегодня

Австралийская Regis Resources добыла 11,8 тонн золота по итогам 2024 финансового года

Австралийская горнодобывающая компания Regis Resources подвела итоги 2024 финансового года и сообщила о добыче 11,8 тонн золота.

Сегодня

МВФ понизил прогноз экономического роста Ботсваны на 2024 год из-за ослабления алмазного рынка - отчет

Международный валютный фонд (МВФ) понизил прогноз экономического роста Ботсваны на 2024 год с апрельской оценки в 3,6% до 1%, главным образом из-за снижения объемов добычи алмазов.

Вчера

Lucapa извлекла больше алмазов из материала с кимберлита L164

Компания Lucapa Diamond получила еще 4,6 карата алмазов после повторной переработки 240 куб.м нераздробленного негабаритного материала и хвостов обогащения в тяжелой среде (dense media separation, DMS) из кимберлита L164 в Анголе.

Вчера

Ильгиз Фазулзянов: Традиции нужно уважать и сохранять, но делать при этом традиционные вещи современными

20 ноября 2023

ilgiz_fazulzyanov_fullsize.jpgИльгиз Фазулзянов – ювелир, не нуждающийся в представлении: его марка Ilgiz F. существует на российском рынке более 30 лет и пользуется известностью у истинных ценителей ювелирного искусства.

Фазулзянов – единственный автор-ювелир из современной России, удостоенный чести подавать свои работы на лондонском Christie’s.

Его украшения дважды выставлялись в Алмазном фонде Кремля и закуплены в коллекцию Оружейной Палаты и в музей фирмы Van Cleef.

В 2016 году в Музеях Кремля прошла его персональная выставка (на втором месте по посещаемости после выставки Cartier).

В 2017 году в Москве на Ленинградском проспекте открыл собственную галерею “Ilgiz F.”, где проводятся выставки современных ювелиров.

Ильгиз Фазулзянов рассказал Rough&Polished о новых коллекциях, грядущих выставках, ближайших планах и о важности перфекционизма.

Ниже приведены выдержки из этого интервью.

 

Мало кто не жаловался на кризисы, последствия пандемии, санкции… И только Вы говорили, что у художника может быть только один кризис – творческий. По-прежнему так считаете?

Так и есть. Благодаря всем вышеперечисленным обстоятельствам я стал больше внимания и времени уделять творчеству и начал наконец создавать масштабные коллекции, которые показывают людям на выставках. Появилось время на переосмысление, на поиски других направлений, и возможность больше развиваться в творческом плане.

Что вы планируете в ближайшее время?

Сейчас мы готовим выставку в государственном Музее-заповеднике «Петергоф».

Вам даже планку не пришлось понижать после Успенской Звонницы Московского Кремля?

У нас в планах имеется также экспонировать одну из нынешних коллекций в новых залах Музея Оружейной палаты.

Что касается Петергофа, то это действительно один из самых посещаемых музеев России, и туда ежедневно приезжает огромное количество людей, включая иностранцев, поэтому я считаю эту выставку не столько популяризацией своего имени, сколько ювелирного искусства России.

Она откроется весной следующего года, потом в планах перевезти ее в Казань, а после еще в какие-то города России. Новая коллекция – готовый выставочный портфель. Раньше было много выставок привозных, но сейчас, благодаря тому, что их перестали привозить, открываются многие двери.

Можете рассказать подробнее об этой выставке и коллекции, которая там будет?

В Петергофе, на территории парка, рядом с фонтанами, отреставрирована оранжерея, где мы покажем свою экспозицию. Она имеет название – «Пробуждение» – имеется в виду пробуждение весны, природы. Оранжерея строилась Петром I, чтобы выращивать там модные в ту эпоху тюльпаны и сохранять на зиму клубни. Поэтому главное произведение на выставке будет в виде тюльпана, и еще несколько работ посвящены этому цветку. Будет представлено 96 произведений, продумана до конца концепция экспозиции – в соответствии с моим видением, как должны экспонироваться ювелирные изделия. Все это будет довольно-таки масштабно и красиво, оранжерея будет наполнена цветами. Я приглашаю нужных мне специалистов, которые мне будут помогать. Открытие запланировано на середину мая, когда будут запускаться фонтаны, и выставка продлится до конца сентября. Делается подборка из многих украшений - колье, серьги, кольца, - и будут созданы дополнительно еще какие-то изделия, чтобы правильно подать и полностью раскрыть тему, замысел, информацию. Вариантов очень много, все предметы выполнены в разном стиле. У меня есть помощники для определенных видов работ, но эскизы и все корректировки делаю я сам. Многообразие материалов довольно велико, и сейчас у нас примерно 70 процентов готовности.

Предыдущая ваша коллекция украшений - «Великие вершины мира» – какова ее судьба?

Мы презентовали только ее каталог, а саму коллекцию – нет. Она состоит из 30 произведений. Имеются намерения нескольких людей приобрести ее, и после этого ее можно будет представить публике.

Вы сейчас на творческом взлете. У вас своя галерея, вы поддерживаете молодых авторов, возглавляете жюри ювелирных конкурсов, делаете новые коллекции, а могли бы почивать на лаврах. Когда все успеваете?

Все предыдущие годы были временем наработок опыта, навыков и мастерства. Творчество – это основное. В нем я нахожу окно на все остальное. И выделяю время – в том числе, на все поездки за рубеж. Сейчас большая группа ювелиров Ирана приглашает меня дать мастер-класс, и это проблема вписывания в мой график. Поездок планирую сильно меньше: не хочется лишних телодвижений делать. Сейчас стало больше Востока - переговоры с Оманом, Саудовской Аравией, Эмиратами, с Китаем. Этим летом я прочитал в Пекине 4-часовую лекцию на объединении Академии Искусств Китая, там была огромная – более миллиона человек – аудитория, поэтому Китай ждет.

Ilgiz_ring.jpg

Кольцо "Муравейник"

Меняются ли ваши эстетические предпочтения? Ваши знаменитые «Маки» и «Снегири» тяготели к ар-нуво.

Я бы на самом деле так точно не обозначал - это все-таки для упрощения понимания говорится: если цветок – это ар-нуво, если геометрические формы – ар-деко. Все на самом деле иначе, сложнее: если ты выбираешь идею и хочешь ее правильно воплотить, ты выбираешь те формы и линии, которые тебе необходимы, даже не задумываясь о стиле. Это специалисты в области искусства начинают определять. В моих работах есть смешение разных стилей и всегда что-то кардинально новое, тем более в работах, которые я делаю сейчас - это современное искусство. Я воспитан на классике и для меня классический фундамент – это основа. Абстрактные формы, ничего не говорящие, это не моя история. Если я делаю авангард, то он вписывается в классические образы для понимания, ведь в ювелирных изделиях зритель должен считывать ту информацию, которая закладывается изначально: когда-то в ювелирные изделия, созданные тысячелетия назад, вкладывались символы и знаки. Использование каких-то камней тоже имело определенное значение, - в этом основа: много символизма, много материалов, различные свойства камней и металлов… Всё входит и многогранно соединяется в ювелирном изделии. Если ты говоришь: это моя идея, я так вижу, – но не вкладываешь в работу ничего из исторического наследия, является ли она ювелирным произведением?

В ювелирном искусстве всегда сильны национальные традиции, не так ли?

Я считаю это не совсем правильным: традиции, конечно, нужно уважать и сохранять, но делать при этом традиционные вещи современными. Это и есть задача любого художника. Если ты ремесленник, ты основываешься на том, что было создано до тебя. Но художник всегда привносит что-то новое – для того, чтобы передать дух своего времени следующим поколениям. Как его сохранить? Пройдет 100 лет, и людям будет сложно определить, когда это было создано – одно или два столетия назад. В любом искусстве следует запечатлеть ту эпоху, в которую мы живем.

У вас есть галерея, где устраиваются выставки молодых, неизвестных и даже начинающих ювелиров. Есть ли в этом обратная связь, польза лично Вам?

Сейчас, наверное, такое время, что попытки работы с молодыми людьми не получается превратить в долгую историю. Можно было делать интересные проекты, но мне всегда легче всё делать самому, в стенах своей мастерской. Хотя у меня для молодых всегда открыты двери, они всегда могут поучиться и поработать здесь, получить консультацию лично или в соцсетях.

Вас вдохновляют новейшие технологии, современные материалы?

Это скорее всего лишь инструмент, возможность раскрыть необходимую идею. И еще современные технологии ускоряют процесс производства. Сегодня люди не готовы ожидать произведение годами - им нужно получить его быстро, поскольку ритм жизни изменился. Хотя я считаю, что это пагубно влияет на любой вид искусства: художник не имеет возможности полностью углубиться, погрузиться в свой замысел, потому что надо сделать огромное количество рисунков, эскизов, этюдов, чтобы найти единственно правильную линию.

Вы как-то говорили, что часто используете бриллианты, потому что они добавляют блеск и роскошь, подчеркивают статус.

Знаете, для меня в последнее время это - как граница между добром и злом. На фоне бриллиантов теплота человеческих рук и всей работы совершенно по-другому начинает играть. Я думал: почему именно бриллианты, а не другие камни. На самом деле, здесь происходит четкая граница, и это контраст между холодом и теплом. Наверное, поэтому. Бриллианты подчеркивают тепло, человечность, душу мастера раскрывают. Есть, например, изделие с бриллиантами, и в нем особо нет души, но привносится маленький завиток, сделанный мастером, и на фоне этих бриллиантов он начинает совершенно по-другому восприниматься. Уникально, но это так.

У вас есть любимые камни?

Они постоянно меняются: в какой-то момент это были опалы, потом лунные камни, потом мутные аквамарины, которые никто не использует в ювелирке, а они дают потрясающий эффект - в них существует жизнь, и ты это используешь. Это зависит от настроения, от навеянной мысли или идеи, от того, что ты хочешь создать в данный момент. Мы склонны к переменам. Иногда какой-то цвет камня идеально вписывается в твое настроение. Из металлов я, помимо золота и серебра, стал в последнее время использовать титан, дающий такой эффект, который не дают другие металлы. Он окрашивается электрохимическим путем в любой цвет. Его активно используют в Китае, например, – но должно пройти очень долгое время, чтобы он стал действительно ювелирным металлом. Я начал использовать и лабораторно выращенные камни: они по цвету и свойствам нисколько не отличаются от натуральных, и часто они нужны тебе по замыслу, когда натуральных таких ты уже не найдешь. Турмалины, хризолиты и другие лабораторные камни можно использовать в своих работах - для меня нет разницы, какой кистью делает художник мазок на холсте.

Вам не кажется – простите, если бестактно – что ювелирная сфера в наше время войн и междоусобиц стала непозволительной роскошью?

В процессе всех жизненных моментов – пандемия, политическая обстановка, войны - говорить о роскоши и драгоценностях, наверное, уже некорректно. И я ухожу в сторону чистого искусства – коллекционных произведений, которые я мог бы показывать людям. Даст ли мне это какую-то поддержку, чтобы творить дальше – жизнь покажет. Сейчас сложно говорить об этом. Но сейчас мне хочется создавать большие коллекции, чтобы это реально увидели люди. Я прекрасно понимаю, что такие коллекции, как мои, не создает больше никто - даже крупные компании не могут позволить себе создать в таком количестве изделия для выставок. Даже именитые Cartier и Bvlgari показывают в последнее время только исторические работы, а из современных вещей они могут создать маленькие коллекции не более 10 предметов, и это обычно одно и то же изделие с различными сочетаниями камней. И их нельзя назвать произведениями искусства, хотя это принято называть высоким ювелирным искусством.

Ilgiz_brooch.jpg

Брошь "Бытие"

Вы – победитель престижных конкурсов, член многих жюри, а зачастую их председатель. Можете припомнить сильные впечатления последнего времени?

Китайцы делают огромные вещи из титана, например, усыпанные драгоценными камнями, но искусство ли это – вот вопрос. Тут впечатляет мастерство скорее закрепщиков, чем художников.

А в целом - ничего особенного: переработка всего пройденного, иногда попадаются работы каких-то мастеров, но единичные, с ними сложно выйти на рынок. Сейчас все думают о рынке, бизнесе, но о творчестве - почти никто. Каждый думает: а принесет ли это доход, чтобы завтра можно было продолжить работу. Можно понять: это дорогое удовольствие.

И, конечно, у меня есть мечта: собрать ювелиров со всего мира и создать единую коллекцию, на одну злободневную тему. Об этом стоит подумать – это реально может стать событийным делом, привлечь заинтересованных людей, чтобы показать свои работы всему миру.

Сейчас , когда мир раздирают противоречия, вы считаете эту идею своевременной?

Во-первых, всегда есть определенный пласт людей, которые никогда не ввязывались в политические распри. Как говорил Ганди: «При слове «мир» открываются все двери». Ведь актеры, певцы, художники собираются иногда для общего дела - почему бы ювелирам этого не сделать?

Знаете, даже безобразное можно превратить в красоту. Возьмите сказки Пушкина – разве они не прекрасны? А сколько туда вложено проблем, существовавших в то время, политики даже, социальных отношений – там многое собрано. А преподнесено красиво. А также наши легенды и былины – там есть все, включая кодекс поведения в сложной обстановке.

Может, в словах это выразить легче, чем в камне?

А это дано только художнику. У меня есть две работы. Америка и Европа пытаются управлять этим миром, ведут свою игру – брошь с условным названием «Игра». Брошь «Бытие» – там из спиц вяжут кружево из человеческих судеб. Для кого-то это красивая вещь, а для кого-то понимающего - есть о чем глубоко задуматься. Я научился это делать. Мне это нравится, и в этом я нахожу радость.

Галина Семенова для Rough&Polished