GIA открывает новую лабораторию в Дубае

Геммологический институт Америки (GIA) открыл новую современную лабораторию в Дубайском центре биржевых товаров (DMCC).

23 февраля 2024

Anglo American планирует сократить эксплуатационные и капитальные затраты за три года

Anglo American намерена сократить свои ежегодные эксплуатационные расходы на $1 млрд, а капитальные затраты - на $1,6 млрд в течение следующих трех лет, одновременно уменьшая объемы добычи убыточного сырья.

23 февраля 2024

Lucara добыла новые крупные алмазы на руднике Карове

Lucara Diamond добыла алмаз весом 320 каратов, 111 каратов и два камня весом более 50 каратов на принадлежащем ей алмазном руднике Карове (Karowe) в Ботсване.

23 февраля 2024

Выручка Newmont в 2023 году не изменилась, производство золота сократилось на 7%

Корпорация Newmont объявила, что ее выручка за весь 2023 год практически не изменилась и составила $11,8 млрд по сравнению с $11,9 млрд в предыдущем году. Компания также отчиталась об убытке в $2,48 млрд за прошлый год.

23 февраля 2024

Председатель Кимберлийского процесса посетил ЦАР для оценки перспектив восстановления торговли алмазами

Ахмед Бин Сулайем (Ahmed Bin Sulayem), нынешний председатель Кимберлийского процесса (КП) от ОАЭ, совершил визит в Центральноафриканскую Республику (ЦАР), чтобы оценить ситуацию в алмазном секторе страны.

22 февраля 2024

Является ли сделка Ботсваны с HB Antwerp угрозой для De Beers?

24 апреля 2023

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) - Правительство Ботсваны объявило о приобретении 24% акций компании HB Antwerp и заявило, что государственный алмазный трейдер - компания Okavango - будет поставлять алмазы для этой компании в течение пяти лет. (Позже на этой неделе JCK более подробно рассмотрит вопросы, связанные с Ботсваной, включая переговоры по контракту с De Beers.)

Рафаэль Паписмедов (Rafael Papismedov), один из четырех соучредителей HB Antwerp, рассказал изданию JCK о том, считает ли он, что его компания может составить конкуренцию De Beers, почему его бизнес, которому 3 года, привлек столько внимания и почему он считает, что традиционные способы алмазной торговли - это «ерунда».

Во многих публикациях высказывались предположения, что открытие на прошлой неделе фабрики HB по производству бриллиантов может нарушить ход событий в Ботсване, в частности, пятидесятилетний контракт De Beers с этой страной, который сейчас пересматривается. Вы отмечаете это?

Мы хотим преобразовать существующую обстановку, чтобы позволить Ботсване войти в настоящую игру, касающуюся готовой продукции. Для нас не имеет значения, как это воспринимают журналисты и как они пытаются это представить. De Beers является алмазодобывающей компанией. Мы не являемся алмазодобывающей компанией. De Beers - компания по торговле алмазами. Мы не являемся компанией, торгующей алмазами. Я действительно не считаю нашу компанию конкурентом De Beers или компанию De Beers нашим конкурентом.

Мы действуем на другом участке цепочки создания стоимости, и наша задача состоит в том, чтобы позволить странам Африки выйти на следующий уровень цепочки создания стоимости и отойти от представления о том, что они подходят только для того, чтобы добывать и промывать алмазы. Молодежь Ботсваны готова, она образована. Правительство создало для них удивительную обстановку и условия в последние несколько десятилетий. Мы считаем, что будущее преобразования полезных ископаемых принадлежит Ботсване.

Можете ли вы предоставить подробную информацию о том, сколько Ботсвана платит за 24% акций в компании HB и во сколько оценивается ваша компания?

Несколько поправок. У них еще нет 24-процентной доли в компании. Президент сообщил, что заключены условия соглашения между правительством Ботсваны и HB о приобретении 24% акций компании HB и о сделке по продаже различных видов алмазов через компанию Okavango.

Тип алмазов и условия приобретения будут объявлены после подписания сделки. Сейчас мы не можем раскрыть это.

В соответствии с вашей сделкой с компанией Okavango получите ли вы ее самые крупные алмазы, как вы это делаете по соглашению с Lucara - владельцем рудника Карове (Karowe) в Ботсване?

Это касается разных типов бриллиантов и разных размеров бриллиантов. Мы стремимся войти в новые категории алмазов, поскольку у нас очень высокий спрос со стороны различных брендов на поставку определенных категорий камней из Ботсваны.

По вашей сделке с Lucara алмазодобывающая компания получает процент от конечного продукта. Сработало ли это так же хорошо, как традиционная модель сайтов?

На это можно посмотреть тремя разными способами. Приносит ли это компании Lucara больше денег? Ответ: конечно, да. Вот почему мы перешли от шестимесячного пилотного контракта к двухлетнему, а теперь и к 10-летнему контракту. Обе стороны решили, что текущая модель обеспечивает более высокие доходы Lucara и более высокие гонорары правительству - с 20% до 40%. Это принесло значительно больше денег, чем в предыдущие годы, не считая года пандемии COVID.

Во-вторых, это дало Lucara и правительству гораздо более широкое представление о цепочке создания стоимости с точки зрения данных. Впервые они могли видеть, сколько изделий выходит из каждого алмаза, какие результаты достигаются для этих получившихся изделий, каков был выход, каковы были потери, а также получают разные категории цвета и чистоты. У них были более точные данные о том, какая цена была достигнута и кто был конечным покупателем этих бриллиантов.

В-третьих, вместе мы продемонстрировали, при поддержке Microsoft и научных учреждений, как должен выглядеть настоящий реестр блокчейна, где существует прозрачность между всеми субъектами и нет интереса скрывать информацию друг от друга. Если я покупаю у вас или вы продаете мне, у меня нет особого интереса показывать вам, кто купил эти бриллианты и какую цену я получил, потому что в следующем месяце я должен вернуться к вам и пересмотреть сделку, и я не хочу платить больше. Этот новый способ ведения бизнеса является открытым и прозрачным.

Будет ли ваша сделка с Okavango похожа на сделку с Lucara? Okavango традиционно продает на тендерах.

Это будет точная копия нашей работы с Lucara. Будут те же затраты, те же сборы, та же методология, та же прозрачность.

Чего мы хотим добиться вместе с Lucara и Okavango, так это улучшить историю происхождения из Ботсваны. Потому что сегодня происхождение имеет значение. Пять лет назад бриллиант был товаром, и этот товар оценивали только на основе показателей «4C», его красоты. Никто не заботился о его неотъемлемых свойствах - его ДНК, никто не заботился о его положительном влиянии. Теперь мы собираемся предоставить рынку четкую историю происхождение бриллиантов.

Когда мы запускали эту компанию в 2020 году, конфликта с Россией не было. В современном мире люди понимают, что происхождение имеет значение.

Собираетесь ли вы вкладывать деньги в маркетинговую кампанию алмазов и бриллиантов из Ботсваны?

Конечно. Мы уже заняты брендингом и маркетинговой кампанией. Все наши усилия в 2023 и 2024 годах будут направлены на то, чтобы рассказать о том положительном влиянии, которое эти алмазы оказывают на Ботсвану, и о том, насколько важно покупать алмазы из тех источников, где они получены с соблюдением этических норм.

Будут ли все эти алмазы проходить огранку и полировку в Ботсване?

Подавляющее большинство предлагаемых нами камней будут проходить огранку и полировку в Ботсване, здесь же будет создаваться дизайн для изделий из них, проводиться их анализ и планировка, это будет выполняться жителями Ботсваны, и продажа, брендинг и маркетинг будут осуществляться из Ботсваны. В течение следующих нескольких лет мы продолжим привозить в Антверпен более сложные и исключительные бриллианты, потому что для огранки и полировки этих бриллиантов, которые стоят миллионы, действительно требуется много времени.

Около 90% нашего объема производства будет осуществляться в Ботсване. Мы подписали соглашение о приобретении более 20 000 квадратных метров в инновационном центре Ботсваны для строительства объекта площадью 15 000 квадратных метров, который будет готов менее чем через два года.

Была критика по поводу того, что правительство инвестирует в компанию, которой менее 3 лет. Что вы на это скажете?

Лучше пусть правительство ответит на этот вопрос. Я думаю, мы доказали, что прорывные технологии - единственный способ разбудить этот рынок и продвинуть его вперед. Этот рынок работал скрытно. Это не приносило ничего ценного потребителям. Была обещана прослеживаемость и были всевозможные бессмысленные слова, но это так и не было реализовано.

Мы купили единственный в мире инженерно-технологический центр, который занимался исключительно бриллиантами. Мы вложили в него деньги. У нас есть робототехника. У нас есть собственное программное обеспечение для анализа и планирования алмазов. Мы поставляем на рынок установки для грубой притирки двух драгоценных камней трением друг о друга перед шлифованием. Мы лидируем в самых передовых технологиях огранки и полировки и в области перспективных систем сбора данных. Мы проводим консультации с лучшими университетами мира при проведении анализа и разработки.

Я не знаю, насколько мы стары или насколько мы молоды. Менее чем за три года нам удалось сделать то, что люди не смогли сделали за десятилетия. Когда правительство хочет добиться прорыва на рынке, оно хочет присоединиться к тому, кто приносит свежий ветер перемен, а не к тому, кто делает то же самое в течение последних 40 лет. Если бы то, что они делали в течение последних 40 лет, было бы так хорошо, то не было бы места для нас.

Были ли определенные аспекты вашей сделки с Okavango предметом переговоров De Beers с Ботсваной?

Я не знаю, но я расскажу вам, что мы сделали. Мы впервые приехали в Ботсвану в конце 2019 года. У нас была мечта, но первое, что мы сделали, мы выслушали власти. Мы выслушали, каковы их ожидания в отношении будущего, каковы их планы на следующие 10 лет, какие преобразования они хотели бы внести в свою экономику.

Мы вернулись к ним с нужными инструментами и доказали им, что знаем, что делаем, и можем добиться результатов. Они успешно сотрудничали с De Beers на протяжении последних 50 лет. Это партнерство определенно принесло большую пользу De Beers, правительству Ботсваны и народу Ботсваны. В Ботсване люди не озлобленные. Ботсвана не является несостоявшимся государством. Это успешная, счастливая нация, но эта нация стремится двигаться вперед. А чтобы двигаться вперед, иногда нужно играть с другими игроками, которые играют в другую игру.

Всегда велись споры о том, выгодно ли с экономической точки зрения проводить огранку и полировку бриллиантов в Ботсване. Почему вы думаете, что это будет выгодно?

Мы не гонимся за дешевизной. Эта отрасль вот уже столетие движется за счет покупки подешевле, дешевого производства и дешевой продажи. Я нахожу это полным бредом. Кто играет в эту игру, тот глупец. Эта отрасль является индустрией предметов роскоши, а индустрия предметов класса «люкс» должна управляться качеством, дифференциацией, престижностью, стимулами.

Если производство этих товаров в Ботсване будет стоить нам на 5, 10 или сколько-то процентов больше, нас это не волнует. Наша игра - это совсем другая игра. В конце концов, речь идет о товаре, который полностью отличается от любого другого товара на рынке.

Вы вкладываете много денег в новую компанию. Как вы управляете денежным потоком?

Мы были прибыльными с первого дня. В прошлом году объем наших продаж составил около $300 млн. В этом году мы продадим гораздо больше. Это правда, что мы получаем крупные алмазы от Lucara, но не забывайте, что из крупных алмазов также получается много мелких бриллиантов.

Это солидная компания. С первого дня мы зарекомендовали себя как компания, отличная от семейного бизнеса. У нас есть советники по стратегическим коммуникациям. У нас есть финансовые консультанты в Нью-Йорке, они разрабатывают наши финансовые модели. Мы идем на рынок для привлечения долгового финансирования, что будет дешевле, чем сделка, которая у нас есть в настоящее время. Как только мы закончим этот раунд, не будет непосредственной необходимости в дополнительном сборе средств.

Видите ли вы себя вовлеченным в работу в других алмазодобывающих странах?

На следующие 18 месяцев у нас есть большая миссия - начать выполнять наши обещания в Ботсване. Мы сосредоточимся на этом. Это наша главная цель - вывести эту страну на новый уровень.