De Beers: Некоторые сайтхолдеры не в состоянии выполнить экологические обязательства

Алмазодобывающая компания De Beers работала со своими покупателями алмазного сырья, известными как сайтхолдеры, чтобы понять их экологические обязательства и стремиться к достижению углеродной нейтральности. С помощью Carbon Trust компания разработала...

Вчера

М’зе Фула Нгейнгей: У КП есть возможность обновить определение «конфликтных» алмазов

Доктор М’зе Фула Нгейнгей рассказал Мэтью Няунгуа из агентства Rough&Polished, что у КП есть идеальные условия для восстановления авторитета Сертификационной схемы путем поддержки, принятия и осуществления эффективного решения по отслеживанию алмазов...

13 мая 2024

Зимниски: Алмазы не соответствуют долгосрочной стратегии Anglo в отношении поставок сырья для «зеленой» энергетики

Недавно в СМИ появились сообщения о том, что диверсифицированная горнодобывающая группа компаний Anglo American, которую BHP Group планирует приобрести за $39 млрд, рассматривает возможность продажи своей дочерней компании De Beers. Пол Зимниски, независимый...

06 мая 2024

Мметла Масире из ODC: Мы должны проявлять ответственность и не допускать перенасыщения рынка

Управляющий директор Okavango Diamond Company (ODC) Мметла Масире рассказал Мэтью Няунгуа из Rough&Polished в эксклюзивном интервью, что складских запасов по-прежнему много, и всем участникам алмазной отрасли необходимо ответственно вести торговлю...

22 апреля 2024

Варвара Дмитриева: Ювелирная отрасль республики Якутия отличается своей креативностью, уникальностью культурного кода и сохранением традиций

Варвара Дмитриева, доцент и завкафедрой Технологии обработки драгоценных камней и металлов (ТОДКиМ) физтехинститута ФГАОУ ВО СВФУ рассказала Rough&Polished о работе форума ювелирного мастерства и перспективах ювелирной отрасли в Республике Саха...

15 апреля 2024

Коррупция в секторе горной добычи затуманивает перспективы «зеленого перехода»

06 мая 2024

Судя по всему, мир начал двигаться в новом направлении с точки зрения своих энергетических потребностей, постепенно принимая концепцию углеродной нейтральности и пытаясь бороться с изменением климата. Несмотря на то, что процесс продвигается медленно, на эту цель выделяются значительные ресурсы.

По оценкам Международного энергетического агентства (International Energy Agency, IEA), достижение цели нулевых выбросов углекислого газа к 2050 году (что является одной из задач ООН) будет стоить мировой экономике $4 трлн в год в течение следующих 30 лет, или в совокупности $100 - $120 трлн. Учитывая, что в 2022 году мировой ВВП оценивался в $100 трлн, это представляет собой огромную сумму для мировой экономики.

Давайте оставим экспертам оценку осуществимости этой цели и вместо этого сконцентрируемся на обсуждении той ниши, которая имеет решающее значение для энергетического перехода. Горнодобывающая промышленность призвана обеспечить все «строительные блоки» для новой экономической модели. Цветные и драгоценные металлы, такие как медь, платина, палладий и золото, используются в производстве экологически чистого водорода из возобновляемых источников и хранения вырабатываемой им энергии с целью дальнейшего применения в промышленности, а также в производстве электропроводки и печатных плат для развития энергетической инфраструктуры. Аккумуляторные металлы, такие как литий, никель и кобальт, требуются для электротранспорта и электроники. Миру нужны и другие полезные ископаемые, и в совокупности все это призвано привести всех нас к «светлому экологичному будущему».

Таким образом, горнодобывающий сектор сыграет важную роль в достижении нулевых выбросов менее чем за три десятилетия. Ожидается, что спрос на проекты в сфере экологически чистой энергетики будет стремительно расти, и потому горнодобывающие компании устремились к разработке как новых, так и к ранее законсервированных месторождений важнейших полезных ископаемых по всему миру. Конечно, их план состоит в том, чтобы получить большую прибыль, особенно когда компании и заинтересованные стороны в отрасли получают как законодательные, так и финансовые льготы от правительств.

Но там, где есть большие деньги, там есть и коррупция, и горнодобывающая отрасль не является исключением.

Старая, как мир, история

Хотя некоторые аналитики сомневаются, что планета Земля может содержать достаточно минеральных ресурсов, чтобы поддержать «зеленый переход», это не является основной темой данной статьи. Этот переход, вероятно, в той или иной степени будет осуществлен, но скорость его реализации зависит от того, насколько быстро будет добываться необходимое для него сырье. Если говорить более конкретно, если миру требуется больше критически важных полезных ископаемых, горнодобывающим компаниям необходимо получить новые лицензии на их добычу за короткий промежуток времени, поскольку на ввод в эксплуатацию новых проектов уходят годы. И правительства, как известно, не очень спешат выдавать эти лицензии. Вы, наверное, уже догадались, к чему я веду.

«Коллективная способность бороться с изменением климата зависит от надежных и устойчивых поставок полезных ископаемых», - говорится на веб-сайте Всемирного экономического форума (World Economic Forum).

«Низкоуглеродные технологии в значительной степени зависят от полезных ископаемых, что повышает спрос на продукцию горнодобывающего сектора и делает его более восприимчивым к коррупции, особенно в отношении выдачи новых лицензий на добычу полезных ископаемых», - добавляют авторы статьи.

В коррупционных сделках на добычу полезных ископаемых, конечно, нет ничего нового. Но за последние десятилетия правительства начали осознавать, что такая практика наносит ущерб государственному сектору. Правила существуют не просто так, но их соблюдение - это медленный процесс, как из-за бюрократии, так и из-за необходимости удовлетворить требования всех вовлеченных сторон - государства, групп экологических активистов, местных сообществ и многих других.

К сожалению, большинство стран с низким уровнем коррупции не могут похвастаться процветающей горнодобывающей промышленностью. Однако для тех горнодобывающих компаний, которым удобно заключать сделки «в конвертах», весьма приятен тот факт, что правительства ряда стран, обладающих огромными запасами важнейших полезных ископаемых, можно назвать отстающими с точки зрения прозрачности.

Загребущие руки

Среди ключевых минералов для перехода к «зеленой» энергетике - медь, кобальт, литий, графит, никель, платина и редкоземельные элементы. Интересно, что страны с относительно высоким уровнем коррупции поставляют многие из этих полезных ископаемых остальному миру.

По данным аналитиков, 38% жалоб, зарегистрированных в организации Corruption Watch в Южной Африке в 2023 году, были связаны с деятельностью в горнодобывающей отрасли. Также в организации заявили, что в 2022 году менее четверти поступивших сообщений о коррупции были связаны с деятельностью в горнодобывающем секторе, и по сравнению со всего лишь 11% сообщений о государственных предприятиях, это говорит о том, что горнодобывающие компании в этой стране начинают сталкиваться с более серьезными препятствиями в сфере стандартов ответственной бизнес-практики. На недавней Конференции по инвестированию в африканскую горнодобывающую промышленность (Investing in African Mining Indaba), которая прошла в феврале в Кейптауне, даже была проведена специальная панельная дискуссия о коррупции в отрасли.

Eskom, государственная национальная энергетическая компания ЮАР, была замешана в многочисленных коррупционных скандалах с начала энергетического кризиса в стране в 2008 году. Перебои с поставками электроэнергии серьезно ударили не только по населению в целом, но и по горнодобывающим компаниям, которым пришлось либо сокращать производство, либо искать собственное решение проблемы дефицита энергии. В ЮАР залегает более 80% мировых запасов платины - металла, который широко используется в производстве водородных электролизеров и топливных элементов, необходимых для перехода к «зеленой» энергетике.

Еще одна страна в этом «позорном списке» - Демократическая Республика Конго (ДРК), которая занимает 162-е место из 180 стран в глобальном индексе восприятия коррупции. В настоящее время ДРК является мировым лидером по добыче кобальта, на долю которого приходится более 63% мировых поставок, а также располагает значительными запасами меди, еще одного металла, широко используемого в электронике. Компания по добыче и торговле сырьевыми товарами Glencore была вовлечена в теневые сделки по приобретению прав на месторождения полезных ископаемых в стране. В качестве партнера в переговорах с властями она выбрала печально известного Дэна Гертлера (Dan Gertler), также знаменитого созданием алмазной «империи» в ДРК. В итоге компании пришлось выплатить штраф в размере $1 млрд властям Бразилии, США и Великобритании за подкуп государственных чиновников в различных иностранных юрисдикциях.

Если добавить к этому негативный фон вокруг добычи кобальта в ДРК, который некоторые даже называют «кровавым алмазом в аккумуляторах», то ситуация для международной торговли кобальтом выглядит удручающе.

Между тем, коррупция быстро становится серьезной проблемой в Индонезии, крупнейшем в мире производителе никеля. Согласно отчету, ряд чиновников центрального и регионального правительства в настоящее время либо предстают перед судом, либо находятся под следствием по обвинениям во взяточничестве, связанном с разрешениями на добычу никеля. В феврале в отчете местной общественной организации упоминались «частые случаи коррупции» в никелевом секторе. Исследователи утверждали, что к этому причастны правительственные чиновники на центральном и местном уровне, в том числе старосты деревень в богатых никелем районах.

Это всего лишь несколько примеров теневых сделок, от которых страдает горнодобывающий сектор по всему миру - в Африке, Южной Америке, Азии и Европе. Добавьте к этому геополитическую напряженность, которая ограничивает поставки важнейших полезных ископаемых из России и Ближнего Востока, и внезапно будущее зеленой энергетики начинает выглядеть гораздо более отдаленным.

Битва, которую не выиграть

Глобальные организации, наблюдающие за коррупцией, конечно, не сидят без дела и стараются привлекать к ответственности участников закулисных и сомнительных сделок на международном уровне благодаря механизмам соответствия требованиям и системам отслеживания, которые, наконец, внедряются крупными горнодобывающими компаниями и торговцами сырьевыми товарами, хотя и не без определенных проблем.

В марте правозащитники призвали Лондонскую ассоциацию рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association, LBMA), одну из крупнейших в мире бирж драгоценных металлов, нарастить усилия по исключению из цепочки поставок золота из неустойчивых источников, поскольку некоторые аффинажные заводы, включенные в список устойчивых поставщиков LBMA под названием «Хорошая поставка» (Good Delivery), по-прежнему получают золото от «сомнительных поставщиков и рудников». Неправительственные организации заявили, что с 2021 года в системе LBMA произошли «некоторые небольшие улучшения», но все же «многие» аффинажные заводы из списка Good Delivery в последние годы получали сырье от поставщиков, связанных с отмыванием денег, загрязнением земли и воды или нарушением прав человека.

Между тем торговцы цветными и батарейными металлами также подвергаются тщательной проверке на предмет коррупционных схем и правонарушений. Крупный трейдер в сегменте сырьевых товаров Trafigura за последние несколько лет пережил впечатляющую череду скандалов, обвинений и прямых судебных исков - от кражи никеля на сумму более $600 млн (по-видимому в результате мошенничества третьей стороны) до подкупа бразильских чиновников для получения нефтяных контрактов, что впоследствии привело к ряду отставок в его руководстве. Его конкуренты Vitol Group, Glencore Plc и Gunvor Group Ltd. уже признали свои правонарушения в отдельных коррупционных делах.

Конечно, виноваты не только горнодобывающие компании. Бюрократические препятствия, которые идут рука об руку как с амбициозными планами по трансформации мировой экономики, так и с банальной жадностью, создают опасную смесь, которая может закончиться только коррупцией. Горнодобывающие компании пытаются воспользоваться моментом и быстрее ввести проекты в эксплуатацию, чтобы удовлетворить будущий спрос, их инвесторы требуют постоянного роста доходов, а правительства не спешат принимать более совершенное законодательство, одновременно ставя непомерные цели.

Локальная коррупция в отдельных регионах может и будет иметь пагубное воздействие в глобальном масштабе на планы ООН по сокращению выбросов из-за увеличения расходов на отслеживание и соблюдение требований, а также ввиду репутационных рисков. Если в обозримом будущем мы вступим в еще один сырьевой суперцикл, нам будет еще труднее придерживаться прогнозируемого уровня инвестиций в $100 трлн на «зеленый переход» из-за роста цен на металлы, а конкуренция за ресурсы усугубит проблему коррупции. Субъекты рынка, производящие нефть и другие виды высокоуглеродного топлива, могут вмешаться и начать продвигать свою продукцию как более дешевую альтернативу безуглеродной энергии. Если этот порочный круг продолжится, цель по нулевым выбросам углекислого газа может привести к нулевым результатам к 2050 году.

В идеальном мире, где бюрократическое бремя сведено к минимуму, а горнодобывающие компании заключают сделки с правительствами и сообществами ради всеобщего блага, не было бы необходимости в теневых практиках. Но из-за бюрократической волокиты и жадности «зеленые луга» «зеленой» энергетики все еще для нас закрыты.

Федор Лисовой, шеф-редактор Европейского бюро Rough&Polished