М’зе Фула Нгейнгей: ADC будет продолжать способствовать устойчивой и позитивной трансформации африканской горнодобывающей отрасли, рассчитанной на долгие годы вперед

Д-р М’зе Фула Нгейнгей, председатель Африканского алмазного совета (ADC), не только говорит о недавней Конференции по инвестированию в африканскую горнодобывающую промышленность, состоявшейся в Кейптауне, но и высказывает свое мнение о стремлении...

26 февраля 2024

Носифиво Мзамо: Алмазная торговая госкомпания SDT хочет, чтобы к 2027 году в ЮАР появилось больше центров огранки

Южноафриканская госкомпания по торговле алмазами State Diamond Trader (SDT), которой предоставлены полномочия покупать и продавать алмазное сырье, а также способствовать бенефикации и справедливому доступу к алмазам этой страны, ставит целью...

19 февраля 2024

Випул Шах, председатель GJEPC: Индийские огранщики принимают осторожные решения, направленные на приведение складских запасов в соответствие со спросом

Випул П. Шах, председатель индийского Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (GJEPC), находится в авангарде стимулирования экспортного спроса. В эксклюзивном интервью агентству Rough&Polished Випул Шах высказывает...

12 февраля 2024

Джеймс Кэмпбелл: Botswana Diamonds с оптимизмом смотрит на получение в этом году разрешений на добычу алмазов с Торни-Ривер

Botswana Diamonds надеялась начать разработку системы твердых пород кимберлитовых даек Торни-Ривер в Южной Африке во втором полугодии 2023 года. Управляющий директор компании Джеймс Кэмпбелл рассказал Мэтью Няунгуа из агентства Rough&Polished, что правительство...

05 февраля 2024

De Beers: Подземная разработка является наиболее экономически выгодным подходом к продлению срока службы рудника Жваненг

Компания Debswana, совместное предприятие De Beers и правительства Ботсваны с долевым участием 50/50, недавно объявила о планах сделать первоначальные инвестиции в размере $1 млрд в проект подземной разработки месторождения Жваненг. Представитель De...

29 января 2024

Принят странный «закон о намерениях»

30 января 2023

Федеральный закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» № 41-ФЗ был принят в марте 1998 года и с тех пор претерпел 25 поправок. Последняя поправка закона № 41-ФЗ была произведена Федеральным законом № 607-ФЗ от 29.12.2022. Таким образом, среднее «время жизни» каждой из редакций закона № 41-ФЗ продолжалось немногим более 11 месяцев. Тем удивительнее, что последней поправкой закона № 41-ФЗ в него были внесены многочисленные изменения, вступление в силу которых состоится лишь спустя год и два месяца – с 1 марта 2014 года.

В первом чтении (20 сентября 2022 года) законопроекта в Государственной думе намечалось вступление в силу всех поправок не позднее 1 марта 2023 года. Однако в тексте, принятом во втором чтении (спустя три месяца), 2023 год был заменен на 2024 год. Сколько всего непредвиденного может произойти за это время!

Предлагаем анализ наиболее важных для участников рынка, ключевых изменений регуляторики сферы ДМДК, заложенных в новой редакции закона.

Новелла № 1 – инвестиционные драгоценные металлы

В конце прошлого года R&P отмечал главную проблему развития российского рынка инвестиций в драгоценные металлы – ограниченность ликвидности слитков аффинированных драгоценных металлов без НДС из-за законодательных ограничений возможности их обратной реализации исключительно банкам. И вот – принято решение расширить рынок участников оборота аффинированных слитков драгоценных металлов без НДС за счет допуска скупок к их обратному выкупу. Что, в принципе, хорошо.

Нужно заметить, что теперь слитки аффинированных драгоценных металлов, реализуемые без НДС, будут именоваться в редакции закона № 41-ФЗ, вступающей в силу с марта 2024 года, инвестиционными драгоценными металлами: «инвестиционные драгоценные металлы - аффинированные золото, серебро, платина и палладий в слитках, которые приобретаются физическими лицами для личного пользования и не предназначены для использования в производственных целях, а также соответствуют положениям национальных стандартов Российской Федерации, применяемых в соответствии с Федеральным законом от 29 июня 2015 года N 162-ФЗ "О стандартизации в Российской Федерации", и требованиям к инвестиционным драгоценным металлам, устанавливаемым Правительством Российской Федерации по согласованию с Центральным банком Российской Федерации».

Странно видеть в тексте закона словосочетание «которые приобретаются физическими лицами для личного пользования и не предназначены для использования в производственных целях». А как может выглядеть «личное использование» слитков драгоценных металлов? Отдать инвестиционный металл ювелиру для изготовления ювелирного изделия, для самого себя – это личное использование? Вроде бы, да. А с другой стороны – изготовление ювелиром изделия на заказ – это является производством изделия, или не является? Не ясно из закона.

А вывезти инвестиционный слиток за рубеж можно или нет? Или его можно «использовать» только в границах Российской Федерации?

Другому физическому лицу продать инвестиционный металл закон с 1 марта 2024 года разрешил. Правда, непонятно, как – на «Авито», например, можно, или нельзя будет продавать? Это разрешение, безусловно, очень хорошо для развития инвестиционного рынка драгоценных металлов. А вот продать инвестиционный металл юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю напрямую – можно будет, или нельзя? Или только через скупку или банк?

Ответ на эти вопросы никак не следует из закона. Впрочем, если исходить из правила «разрешено все, что не запрещено», то вышеперечисленные виды использования инвестиционного металла для граждан должны быть возможны. С соблюдением, естественно, норм Гражданского кодекса РФ, Таможенного кодекса РФ. Однако де-факто на российском рынке ДМДК работает иное совсем иное правило – «разрешено только то, что разрешено в законе и/или подзаконном акте». То есть, если нет законодательно установленного разрешения чего-либо, значит, это запрещено.

Прямого запрета на скупку у населения слитков аффинированного драгоценного металла в прежней редакции закона №41-ФЗ не было. Но не было и разрешения. Вот и потребовалось оговорить в законе № 41-ФЗ разрешение скупкам работать с инвестиционными слитками граждан. Правда, напомним, можно это будет делать только через год и два месяца… А в 2023 году – нельзя!

Любопытно было бы узнать, как предполагается контролировать «личное использование» инвестиционных слитков – ведь физические лица свое имущество в ГИИС ДМДК не регистрируют… Причем явно провокационно выглядит ситуация, при которой лицо, являющееся не только «простым» физическим лицом, но и ювелиром – индивидуальным предпринимателем приобретает слиток инвестиционного металла без НДС. Может ли индивидуальный предприниматель в принципе использовать личное имущество в производственных целях? Да, может. Имущество индивидуального предпринимателя и физического лица не разграничено (см. судебную практику по вопросу в «Консультанте»). При этом письмом № 03-07-05/117715 от 1 декабря 2022 г. Минфин России разъяснил, что инвестиционные слитки могут реализовываться таким «двуликим» лицам без ограничений. А это значит, что физическое лицо, являющееся ювелиром - индивидуальным предпринимателем, имеет право использовать приобретенный инвестиционный металл без НДС в качестве аффинированного драгоценного металла в своих производственных целях. Правда, это использование будет «не по назначению». А что, если кто-то, например, микроскопом захочет гвозди забивать (что явно «не по назначению» микроскопа), он будет за это наказан?

Так что же получается: печально знаменитые пункты 2 и 3 Федерального закона 47-ФЗ запрещающие применение специальных налоговых режимов в ювелирной сфере, вводились вроде бы ради предотвращения «перетекания» драгоценных металлов без НДС из инвестиционной сферы в производственную, а на деле – это «перетекание» оказалось совершенно законно? Или за «нецелевое» использование инвестиционных слитков введут наказание?

И все-таки – если право продавать другим физическим лицам слитки аффинированных драгоценных металлов без НДС или относить их в скупки появится у инвесторов только с 1 марта 2024 года, то какие же права на их «личное использование» есть у владельцев этих слитков сегодня, в течение всего 2023 года и двух месяцев 2024 года? Или до даты 1 марта 2024 года у физических лиц, купивших слитки аффинированных драгоценных металлов без НДС, пока еще не называемых «инвестиционным металлом», вообще нет никаких прав на их использование? Хранить-то их хоть можно?

Новелла № 2 – ювелиры-художники

Обсуждение появления термина «художник-ювелир» началось еще на рубеже 2020 и 2021 годов, в рамках референтных групп, созданных при профильном департаменте Минфина России. Отношение к этой идее в ювелирном сообществе оказалось неоднозначным.

Например, Ассоциация «Гильдия ювелиров России» не поддержала придание государством особого статуса неким отдельным ювелирам, полагая, что эта идея несет коррупциогенные риски, а выделение какой-то определенной части ювелиров из всего ювелирного сообщества автоматически ущемляет интересы остальных членов этого же сообщества. Выделение неких художников-ювелиров из общей массы ювелиров, как это было задумано, должно было повлиять не столько на творческую, сколько на хозяйственную сторону их деятельности, т.е. на налоговую нагрузку, предоставляя им некие преференции.

Так вот, на том этапе «совершенствования» регуляторики ювелирной сферы, идею выделения художников-ювелиров закрыли. При этом еще с середины 2020 года в рамках «регуляторной гильотины» на рабочей группе по драгоценным металлам и камням обсуждался большой пакет поправок в закон № 41-ФЗ, в котором «художник-ювелир» никак не упоминался (впоследствии этот законопроект с сильно дополненным текстом и стал Федеральным законом № 607-ФЗ от 29.12.2022). Не было термина «художник-ювелир» и в редакции законопроекта, представленной на первое чтение в Госдуме 20 сентября 2022 года.

Термин «художник-ювелир» внезапно для ювелирного сообщества появился в проекте поправок в закон № 41-ФЗ лишь на втором чтении, 20 декабря 2022 года, всего за 9 дней до подписания принятого закона № 607-ФЗ по поправкам в закон № 41-ФЗ. Безо всякого обсуждения данного вопроса ювелирным сообществом.

Так что же это такое, «художник-ювелир» в редакции закона № 41-ФЗ, которая вступит в силу с 1 марта 2024 года? Термин определяется в законе так: «художник-ювелир - физическое лицо, осуществляющее на профессиональной основе самостоятельную творческую деятельность, изготавливающее ювелирные и другие изделия из драгоценных металлов и (или) драгоценных камней и получившее статус художника-ювелира в порядке, установленном пунктом 6 статьи 10 настоящего Федерального закона."

Ага, это ювелир, получивший такой особый статус. И вот как ювелир может его получить:

«6. Признание физического лица художником-ювелиром осуществляется комиссией подведомственного уполномоченному федеральному органу исполнительной власти государственного учреждения по заявлению физического лица в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Физическое лицо, претендующее на получение статуса художника-ювелира, должно соответствовать следующим требованиям:

продолжать традиции и развивать новые направления ювелирного мастерства;

иметь опыт участия в конкурсах, выставках, смотрах, других культурных мероприятиях в ювелирной отрасли;

иметь не менее трех ювелирных изделий, которые прошли опробование и клеймение государственным пробирным клеймом, изготовлены физическим лицом с использованием техники исполнения, включающей ручной труд на этапах изготовления и художественной обработки изделия, обладают оригинальной авторской идеей и высоким профессиональным, художественным и техническим уровнем исполнения и в которых реализован художественный замысел.

Решение комиссии может быть обжаловано физическим лицом в соответствии с законодательством Российской Федерации в судебном порядке.»

Простым языком, процедура такая: ювелир, участвующий в конкурсах и выставках (и, вероятно, побеждающий в них), подает заявку в государственную комиссию Гохрана России на присвоение ему такого статуса. И ждет высочайшего решения.

Логично, что в ювелирных чатах Интернета сразу появились вопросы типа «а кому и сколько нужно будет заплатить за статус художника-ювелира»? Ладно, предположим, что будет разработан и утвержден такой безупречный порядок признания ювелиров художниками-ювелирами, что о коррупциогенности вопроса можно будет и забыть. Предположим, что подзаконные акты установят такой порядок формирования этой государственной комиссии, что в нее войдут многие уважаемые в сообществе специалисты. Но ведь утверждать состав комиссии точно будет государственные чиновники!

В чем же глубинный смысл этой новеллы? Выделить лучшую часть ювелиров, чтобы предоставить только им право на использование этого статуса вместо общего налогового режима НДФЛ в 13%? Удостоить этих ювелиров государственной премии? Или лишь отметить на моральном уровне их заслуги перед отечеством? Текст принятого закона не раскрывает.

А вот усиление государственного влияния на сферу ДМДК такая мера несет со всей очевидностью. Только «правильные» ювелиры будут иметь в России с позволения чиновников «правильные» условия для деятельности. Очень «совершенное», вот только совсем не рыночное стало у нас отраслевое законодательство! Про рыночные условия конкуренции можно смело забыть – не рынок, а уполномоченный чиновник должен будет теперь определять достойных и недостойных. Не удивительно, что эта норма не была представлена на обсуждение на рабочей группе «регуляторной гильотины».

Кстати, можно задаться и таким вопросом: а какое вообще имеет отношение история с «художниками-ювелирами» к Федеральному закону «О драгоценных металлах и драгоценных камнях»? По здравому смыслу – никакого. Это же не вопрос, связанный с драгоценными металлами и драгоценными камнями, а вопрос, связанный с налогообложением хозяйственной деятельности. Федеральный закон от 27 ноября 2018 г. № 422-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход» теперь распространен на всю территорию Российской Федерации. И если появилось желание предоставить ювелирам право на применение специального налогового режима «налог на профессиональный доход», то логично было бы воспользоваться внесением соответствующих поправок именно в этот закон. Правда, он не предусматривает наличие каких-то государственных комиссий, разрешающих или не разрешающих использовать этот налоговый режим…

Итог промежуточный

Нужно полагать, на все перечисленные и оставшиеся за скобками вопросы (или наибольшую их часть) рынок получит ответы в течение срока, установленного до вступления норм «закона о намерениях» в силу, через издание постановлений, указов, правил и т.д. Т.е. все как всегда было у нас в сфере ДМДК, закон – это «пустографка», которую Правительству и Минфину России еще предстоит заполнить…

Правда, непонятно – а что мешало принять закон № 607-ФЗ, вносящий правки в закон № 41-ФЗ, в сокращенном объеме норм, вступающих в силу сразу, и только потом, по завершению проработки детализации всех норм, принимать обновленную редакцию закона, по возможности прямого действия? Или регулятору было очень важно именно сейчас что-то «застолбить на будущее»?

Владимир Збойков для Rough&Polished