М’зе Фула Нгейнгей: ADC будет продолжать способствовать устойчивой и позитивной трансформации африканской горнодобывающей отрасли, рассчитанной на долгие годы вперед

Д-р М’зе Фула Нгейнгей, председатель Африканского алмазного совета (ADC), не только говорит о недавней Конференции по инвестированию в африканскую горнодобывающую промышленность, состоявшейся в Кейптауне, но и высказывает свое мнение о стремлении...

26 февраля 2024

Носифиво Мзамо: Алмазная торговая госкомпания SDT хочет, чтобы к 2027 году в ЮАР появилось больше центров огранки

Южноафриканская госкомпания по торговле алмазами State Diamond Trader (SDT), которой предоставлены полномочия покупать и продавать алмазное сырье, а также способствовать бенефикации и справедливому доступу к алмазам этой страны, ставит целью...

19 февраля 2024

Випул Шах, председатель GJEPC: Индийские огранщики принимают осторожные решения, направленные на приведение складских запасов в соответствие со спросом

Випул П. Шах, председатель индийского Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (GJEPC), находится в авангарде стимулирования экспортного спроса. В эксклюзивном интервью агентству Rough&Polished Випул Шах высказывает...

12 февраля 2024

Джеймс Кэмпбелл: Botswana Diamonds с оптимизмом смотрит на получение в этом году разрешений на добычу алмазов с Торни-Ривер

Botswana Diamonds надеялась начать разработку системы твердых пород кимберлитовых даек Торни-Ривер в Южной Африке во втором полугодии 2023 года. Управляющий директор компании Джеймс Кэмпбелл рассказал Мэтью Няунгуа из агентства Rough&Polished, что правительство...

05 февраля 2024

De Beers: Подземная разработка является наиболее экономически выгодным подходом к продлению срока службы рудника Жваненг

Компания Debswana, совместное предприятие De Beers и правительства Ботсваны с долевым участием 50/50, недавно объявила о планах сделать первоначальные инвестиции в размере $1 млрд в проект подземной разработки месторождения Жваненг. Представитель De...

29 января 2024

Сможет ли грядущий дефицит меди разбудить «спящих гигантов»?

28 августа 2023

Мировой переход на «зелёную» энергетику невозможен без целого ряда металлов, в числе которых – медь. О значительном грядущем росте спроса на красный металл и ожидаемом его дефиците сообщают аналитики S&P Global, IEA, Wood Mackenzie. В первую очередь в этой связи возникает вопрос об активизации геологоразведочных работ (ГРР) на медь, однако таким образом можно решить эту задачу лишь в совсем отдалённой перспективе, ведь в среднем от открытия месторождения до его ввода в эксплуатацию проходит около 10 лет. Для частичного решения проблемы будущего дефицита «здесь и сейчас» не обязательно копать столь глубоко – в мире насчитывается целый ряд разведанных месторождений меди, по различным причинам не вовлекаемых в отработку в течение длительного времени. В их число входит несколько уникальных по запасам и ресурсам металла месторождений, получивших неофициальное название «спящие гиганты».

В данной статье десять таких объектов сведены в некий рейтинг по мере увеличения сырьевой базы (рис. 1). Примечательно, что все месторождения относятся к одному геолого-промышленному типу – меднопорфировому, включая его подтипы, выделяемые по преобладанию тех или иных попутных компонентов (золото-меднопорфировый, молибден-меднопорфировый). Помимо комплексного состава руд, для таких объектов характерны большие запасы руд при сравнительно низком содержании в них меди – в среднем около 0,3–0,5% (хотя, здесь бывают исключения).

sleepingGiantsRU.JPG

Рис. 1. Ресурсы меди крупнейших неосвоенных медных месторождений мира, млн т

Далее рассмотрим подробнее каждого из «спящих гигантов», выясним причины остановки развития этих проектов и перспективы его возобновления в связи c потенциальным ростом спроса на медь.

Первое же в списке месторождение – Реко-Дик (Reko Diq) – имеет весьма увлекательную историю. Объект золото-меднопорфирового типа был обнаружен в середине 1990-х годов в Пакистане (провинция Белуджистан). ГРР на месторождении проводила австралийская компания Tethyan Copper Co. Ltd., с 2006 г. принадлежащая на паритетных началах канадской Barrick Gold Corp. и чилийской Antofagasta plc. Tethyan владела 75%-ой долей проекта, остальные 25% принадлежали правительству провинции Белуджистан. В 2008 г. начались работы по составлению ТЭО освоения месторождения, предполагающего его отработку глубоким карьером (около 500 м) и строительство обогатительной фабрики. Капитальные затраты на строительство предприятия оценивались в 2,5–3 млрд долл., на ГРР Tethyan затратила около 220 млн долл. В соответствии с соглашением, заключенным между Tethyan и правительством Белуджистана в 2006 г., компания имела право изучать потенциал добычи меди и золота на территории провинции. Когда в 2011 г. Tethyan подала заявку на аренду площади, на которой расположено месторождение Реко-Дик, правительство её отклонило. Это послужило началу многолетней судебной тяжбы, во время которой работы на объекте были остановлены. В 2019 г. Международный центр по урегулированию инвестиционных споров Всемирного банка обязал Пакистан выплатить компании Tethyan Copper компенсацию в размере 5,84 млрд долл. Для Пакистана эта сумма означала половину валютных резервов, страна не могла выплатить такие деньги, и прения продолжились. В итоге, в 2022 г. стороны пришли к соглашению о продолжении сотрудничества по реализации проекта Реко-Дик. Только теперь долей (50%) в проекте владеет напрямую Barrick Gold, которая является его оператором. Остальные 50% принадлежат Пакистану, в том числе 25% – трём пакистанским государственным компаниям, 15% – провинции Белуджистан на полностью финансируемой основе, 10% – провинции Белуджистан на безвозмездной основе. В декабре 2022 г. Barrick Gold анонсировала планы об инвестировании 10 млрд долл. в реализацию проекта Реко-Дик. Компания планирует обновить ТЭО проекта к 2024 г. и приступить к разработке месторождения в 2028 г. По состоянию на конец 2022 г., выявленные (Indicated) ресурсы меди Реко-Дик составляли 8,4 млн т, предполагаемые (Inferred) ресурсы – 2,4 млн т. Рудник на базе месторождения может функционировать 40 лет, в течение первых пяти лет ежегодно выдавая около 195 тыс. т меди и 9 т золота.

Золото-меднопорфировое месторождение Така-Така (Taca Taca) расположено в Аргентине и было открыто ещё в 1960 г. Права на проект в 2014 г. приобрела канадская компания First Quantum, купив компанию Lumina Copper Corp., которая владела им с 2008 г.; к тому моменту было готово предварительное экономическое обоснование проекта. По результатам комплекса ГРР, проведённого First Quantum, в 2020 г. была проведена переоценка запасов и ресурсов месторождения – измеренные (Measured) и выявленные ресурсы, включающие подтверждённые и вероятные запасы (Proven+Probable reserves), составили 9,5 млн т меди, предполагаемые ресурсы – 2,2 млн т меди. Руды содержат также золото и молибден. После ввода в эксплуатацию, месторождение Така-Така сможет обеспечить функционирование горнодобывающего предприятия в течение более 30 лет. В первые десять лет планируется получать около 275 тыс. т меди в концентрате, затем –порядка 200 тыс. т. Однако, First Quantum пока не спешит вовлекать объект в освоение, сосредоточившись на других проектах; решение о его реализации, возможно, будет принято только в конце 2023 – 2024 гг.

В этот же период (в 1964 г.) в Аргентине был открыт ещё один уникальный объект – молибден-меднопорфировое месторождение Эль-Пачон (El Pachon). Первое ТЭО проекта было подготовлено в 1977 г., однако из-за сложных социально-экономических условий его реализация была приостановлена. Следующий этап геологоразведочных работ (ГРР) был активизирован после 2006 г., когда проект стал собственностью компании Xstrata Copper. В 2012 г. на основе новых данных были посчитаны измеренные + выявленные и предполагаемые ресурсы руды, содержащие 8,75 млн т и 6,3 млн т меди соответственно, а также молибден и серебро. В 2013 г. Xstrata была приобретена компанией Glencore plc, и с тех пор реализация проекта не сдвигалась с мёртвой точки. В декабре 2022 г. в прессе появилось сообщение о повышении активности на проекте, в частности, о приёме на работу новых сотрудников, однако, дальше слухов дело пока не зашло. Одна из причин длительной заморозки проекта – политика бывшего главного исполнительного директора Glencore Айвана Глазенберга (Ivan Glasenberg), который являлся противником ввода в эксплуатацию новых медных объектов из-за опасений переизбытка на рынке и падения цен. Сменивший его Гэри Нэгл (Gary Nagle) в 2021 г. заявлял, что он «из той же школы, что и Айван» в части запуска новых рудников, однако уже в следующем году сообщил о «надвигающемся огромном дефиците меди». Рудник на месторождении Эль-Пачон может обеспечить около 400 тыс. тонн меди ежегодно и сделать Аргентину заметным производителем металла. Однако, достаточно ли «огромного дефицита меди» для его запуска – покажет время.

Освоение золото-меднопорфирового месторождения Тампакан (Tampakan) на филиппинском острове Минданао задерживается из-за опасений экологического характера. Месторождение было открыто в 1990 г., а в 1995 г. компания Sagittarius Mines (Филиппины) начала на нём комплекс ГРР. Компания составила ТЭО проекта и выполнила оценку воздействия на окружающую среду. Измеренные, выявленные и предполагаемые ресурсы меди объекта были оценены более, чем в 15 млн т. Кроме того, его руды содержат 17,6 млн тройских унций золота (около 550 т). После ввода в эксплуатацию, рудник мог бы ежегодно давать около 375 тыс. т меди и 360 тыс. тройских унций золота в концентратах. Однако, до реализации проекта дело не дошло – в 2010 г. местные власти провинции Южный Котабато, на территории которой он расположен, ввели запрет на разработку месторождений полезных ископаемых открытым способом. В 2017 г., после прихода к власти нового президента Филиппин Родриго Дутерте (находился у власти до 2022 г.) – ярого противника горнодобывающей деятельности из-за возможного негативного воздействия на окружающую среду, аналогичный запрет был принят уже на национальном уровне. Национальный запрет был снят в конце 2021 г., а территориальный только в сентябре 2022 г. и то лишь частично – для мелких горнодобывающих предприятий он был сохранён. В апреле 2023 г. в прессе появились сообщения о запуске рудника на месторождении Тампакан в 2026 г., но заявлять об успехе компании Sagittarius Mines пока преждевременно из-за продолжающихся протестов местных жителей, не желающих менять природу на рабочие места и социальные гарантии.

Проект Нуева-Юнион (NuevaUnión) предполагает освоение двух золото-меднопорфировых месторождений в чилийском регионе Атакама: Эль-Морро (El Morro) и Релинчо (Relincho). Проект на паритетных началах принадлежит канадским компаниям Teck Resources Limited и Newmont Corporation, которые объединились для его реализации в 2015 г. До этого каждое из месторождений являлось самостоятельным проектом, на которых в течение многих лет проводились ГРР. В частности, рудник на месторождении Эль-Морро планировалось ввести в строй ещё в 2013 г. По последним данным (на конец декабря 2021 г.), суммарные измеренные и выявленные ресурсы двух месторождений (включая вероятные запасы) составляли почти 12 млн т меди, предполагаемые ресурсы – 6,3 млн т металла. Затраты на реализацию проекта оцениваются в 3,5 млрд долл., а срок его эксплуатации – 36 лет. Ожидается, что проект обеспечит годовой объём производства на уровне 84 тыс. т меди и 395 тыс. тройских унций золота. Однако сведения о старте добычных работ на проекте Нуева-Юнион отсутствуют. Teck Resources лишь сообщает, что в 2023 г. сосредоточится на разработке экономически эффективного способа развития проекта.

Ещё одно уникальное месторождение золото-меднопорфирового типа – Эль-Арко (El Arco) расположено в Мексике и принадлежит компании Southern Copper Corp., входящей в мексиканский конгломерат Grupo Mexico. Месторождение расположено на площади, которой Southern Copper владеет ещё с 1969 г. Компания выполнила на объекте несколько этапов геологоразведочных работ, но не приступала к его освоению из-за значительных капитальных затрат. По состоянию на конец 2021 г., вероятные запасы меди на месторождении составляли 5,3 млн т, выявленные ресурсы – 3,6 млн т, предполагаемые ресурсы – 8,9 млн т. Также в рудах содержится золото и молибден. Ввод объекта в эксплуатацию обеспечит годовой объём производства в 190 тыс. т меди в концентрате и 105 тыс. тройских унций золота. В феврале 2023 г. Southern Copper заявила о масштабной программе инвестиций в свои объекты – 15 млрд долл. на ближайшее десятилетие; в том числе отдельно было отмечено развитие проекта Эль-Арко, на которое планируется затратить пятую часть означенной суммы. Начать добычу руды на месторождении планируется в 2030 г.

Меднопорфировое месторождение Ла-Гранха (La Granja) в Перу с 2005 г. принадлежит компании Rio Tinto. В период с 2005 г. по 2015 г. на объекте проводились ГРР, итогом которых стала разработка предварительного ТЭО проекта, предусматривающего разработку открытым способом с переработкой руд методом флотации (160 млн т руды в год) и выщелачивания (15 млн т руды в год). Выявленные ресурсы меди месторождения оценены в 1,1 млн т, предполагаемые – в 21 млн т. Руды содержат также молибден и серебро. В 2017 г. проект был переведён в режим поддержания работоспособности. В апреле 2023 г. Rio Tinto и канадская горнодобывающая компания First Quantum Minerals заключили соглашение об образовании совместного предприятия (СП) для реализации проекта Ла-Гранха. В рамках сделки, завершение которой запланировано на третий квартал 2023 г., First Quantum приобретёт 55% акций проекта за 105 млн долл. и обязуется дополнительно инвестировать до 546 млн долл. в СП с целью доведения проекта до подготовки ТЭО и последующей разработки. Все последующие расходы будут осуществляться на пропорциональной основе в соответствии с долей в проекте. По словам главного исполнительного директора Rio Tinto Copper Болда Баатара (Bold Baatar), – «Ла-Гранха – это интересный, но сложный проект, который может стать важным новым источником меди, необходимой для энергетического перехода».

В рамках проекта КСМ (KSM) ведутся работы по освоению пяти крупных золото-меднопорфировых месторождений в канадской провинции Британская Колумбия: Керр (Kerr), Салфьюретс (Sulphurets), Митчелл (Mitchell), Ист-Митчелл (East Mitchell) и Айрон Кэп (Iron Cap). Проект принадлежит компании Seabridge Gold Inc., которая ведёт на его площади геологоразведочные работы с 2001 г. и, к настоящему времени, инвестировала в него более 650 млн долл. В 2012 г. было составлено предварительное ТЭО проекта, изначально включавшего только первые три из пяти месторождений. В 2014 г., после семилетнего рассмотрения, проект получил одобрение в соответствии с Законом об охране окружающей среды Британской Колумбии, Законом об охране окружающей среды Канады и Договором Нисгаа (Nisga'a Treaty; соглашение, заключенное между народом нисгаа, правительством Британской Колумбии и правительством Канады). После этого работы на объекте продолжились, в том числе было обновлено предварительное ТЭО с учётом ресурсов новых объектов (Ист-Митчелл и Айрон Кэп). По состоянию на декабрь 2022 г, измеренные и выявленные ресурсы группы месторождений КСМ (с учётом доказанных и вероятных запасов) составляли 8,6 млн т меди, предполагаемые ресурсы – почти 16 млн т меди. Кроме того, руды содержат золото, серебро и молибден. В 2021 г. Seabridge Gold приступила к работам по созданию инфраструктуры – посёлков, подъездных автодорог и мостов, а также к подготовке площадки для будущего рудника. Начать добычные работы планируется летом 2026 г.

Молибден-меднопорфировый гигант Резольюшен (Resolution) в североамериканском штате Аризона был обнаружен в 2002 г. Объект принадлежит совместному предприятию компаний Rio Tinto (55%) и BHP (45%), Rio Tinto является его оператором. Помимо уникального количества меди (13,7 млн т выявленных ресурсов и 14,5 млн т предполагаемых ресурсов), месторождение отличается также очень высоким качеством руд – среднее содержание Cu (в выявленных ресурсах) составляет 1,89%, что совсем не типично для руд этого типа. Руды также содержат молибден и серебро. После ввода в эксплуатацию, рудник на месторождении Резольюшен может ежегодно обеспечивать производство 600 тыс. т меди, что составляет около 25% от прогнозируемого спроса США на металл. Однако, есть одно очень большое «но» – месторождение расположено на территории священных земель североамериканских индейцев Оак-Флэт (Oak Flat). В связи с этим возникло многолетнее противостояние между горнодобывающей компанией и группой коренных народов, которых представляет организация Apache Stronghold. Опасения индейцев по поводу возможного нанесения серьёзного урона территории Оак-Флэт усилились после инцидента, произошедшего в 2020 г. в Австралии, когда сотрудники Rio Tinto в ходе проведения работ взорвали пещерные убежища возрастом 46 тыс. лет. Это привело к кадровым перестановкам в компании, а также привлекло дополнительное внимание общественности к её деятельности. В 2014 г. Конгресс США поручил Лесной службе подготовить отчёт о воздействии реализации проекта на окружающую среду с учётом мнений индейских племён. Отчёт был опубликован в январе 2021 г., но позже отозван по требованию администрации Джо Байдена с целью проведения дальнейших более подробных консультаций с коренными народами. Ожидается, что окончательная версия отчёта будет обнародована летом 2023 г.

На территории США расположено и самое крупное в мире неосвоенное месторождений меди – золото-меднопорфировое Пеббл (Pebble). Месторождение было открыто в 1989 г. в штате Аляска компанией Cominco (в настоящее время именуется Teck Resources). В 2001 г. канадская Northern Dynasty Minerals Ltd заключила соглашение о покупке проекта, а в 2005 г. стала его полноправной владелицей. Компания проводила на площади проекта активные ГРР и получила весьма существенные результаты, разведывая новые рудные тела и наращивая ресурсы меди, золота и попутных компонентов. В 2007 г. 50%-ую долю в проекте приобрела Anglo American за 1,5 млрд долл., но в 2013 г. Northern Dynasty выкупила её обратно. На этом активная часть развития проекта Пеббл закончилось, разбившись в попытках Northern Dynasty получить от региональных властей разрешение на строительство рудника. Проблема также кроется в расположении месторождения – оно находится близ залива Бристоль, и его освоение, по мнению экологов, может негативно отразиться на водах залива, в которые ежегодно заходят на нерест лососёвые рыбы. Битва за металлы Northern Dynasty с экологами и властями продолжалась несколько лет и её очередной этап закончился в январе 2023 г. поражением компании. Управление по охране окружающей среды США фактически наложило вето на реализацию проекта, ссылаясь на положения Закона о чистой воде. По состоянию на начало 2023 г., измеренные и выявленные ресурсы месторождения Пеббл составляли более 26 млн т меди, предполагаемые ресурсы – более 11 млн т. Кроме того, руды содержат золото, серебро, молибден и рений. Разработка месторождения позволила бы обеспечить стабильной высокооплачиваемой работой до 2000 человек.

Стоит отметить, что до недавних пор к группе «спящих гигантов» относилось уникальное Удоканское месторождение медистых песчаников, расположенное в России (Забайкальский край). Месторождение было открыто советскими геологами еще в 1949 г. и более полувека оставалось неосвоенным, в том числе из-за отсутствия промышленной технологии переработки руд. В настоящее время объект принадлежит компании «Удоканская медь» (входит в структуру USM Holding Алишера Усманова), которая уже осуществляет добычу руды на карьере в рамках горно-капитальных работ и ведёт пуско-наладочные работы обогатительного комплекса. Руды будут перерабатываться по новой флотационно-гидрометаллургической технологии. Запуск первого пускового комплекса планируется осуществить до конца 2023 г. Измеренные, выявленные и предполагаемые ресурсы объекта, подсчитанные по классификации JORC, составляют 26,7 млн т меди; руды также содержат серебро, которое планируется извлекать в качестве попутного компонента. Примечательно, что среди «спящих гигантов» мира первым проснулся именно российский Удокан.

Итак, на примере десяти уникальных неосвоенных месторождений меди можно убедиться в том, что причины заморозки проектов по их реализации могут быть самыми разными: финансово-экономическими, социальными, экологическими, политическими. Серьёзный рост спроса на металл и угроза его дефицита в первую очередь могут «разбудить» проекты, развитие которых было приостановлено по финансово-экономическим соображениям. Ведь крупное (тем более, уникальное) месторождение предполагает значительные капитальные затраты на его освоение, включая создание инфраструктуры, и в условиях слабого рынка его вовлечение в отработку будет нерентабельным. Политика, в сущности, также подстраивается под рынок, а вот причины социального и экологического характера – это уже совсем другое дело, гораздо более многогранное. С одной стороны, миру нужен металл, но с другой стороны, в сущности, людям предлагают потерпеть загрязнение окружающей среды в настоящем для создания «зелёного» будущего. Звучит весьма странно, не правда ли?

Анастасия Смольникова, старший эксперт-аналитик Института проблем естественных монополий, для Rough & Polished