М’зе Фула Нгейнгей: ADC будет продолжать способствовать устойчивой и позитивной трансформации африканской горнодобывающей отрасли, рассчитанной на долгие годы вперед

Д-р М’зе Фула Нгейнгей, председатель Африканского алмазного совета (ADC), не только говорит о недавней Конференции по инвестированию в африканскую горнодобывающую промышленность, состоявшейся в Кейптауне, но и высказывает свое мнение о стремлении...

26 февраля 2024

Носифиво Мзамо: Алмазная торговая госкомпания SDT хочет, чтобы к 2027 году в ЮАР появилось больше центров огранки

Южноафриканская госкомпания по торговле алмазами State Diamond Trader (SDT), которой предоставлены полномочия покупать и продавать алмазное сырье, а также способствовать бенефикации и справедливому доступу к алмазам этой страны, ставит целью...

19 февраля 2024

Випул Шах, председатель GJEPC: Индийские огранщики принимают осторожные решения, направленные на приведение складских запасов в соответствие со спросом

Випул П. Шах, председатель индийского Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (GJEPC), находится в авангарде стимулирования экспортного спроса. В эксклюзивном интервью агентству Rough&Polished Випул Шах высказывает...

12 февраля 2024

Джеймс Кэмпбелл: Botswana Diamonds с оптимизмом смотрит на получение в этом году разрешений на добычу алмазов с Торни-Ривер

Botswana Diamonds надеялась начать разработку системы твердых пород кимберлитовых даек Торни-Ривер в Южной Африке во втором полугодии 2023 года. Управляющий директор компании Джеймс Кэмпбелл рассказал Мэтью Няунгуа из агентства Rough&Polished, что правительство...

05 февраля 2024

De Beers: Подземная разработка является наиболее экономически выгодным подходом к продлению срока службы рудника Жваненг

Компания Debswana, совместное предприятие De Beers и правительства Ботсваны с долевым участием 50/50, недавно объявила о планах сделать первоначальные инвестиции в размере $1 млрд в проект подземной разработки месторождения Жваненг. Представитель De...

29 января 2024

Несостоявшийся «хозяин» якутских алмазов

15 января 2024

8 июля 1954 года был уволен в отставку полковник Мальгин Алексей Михайлович – последний начальник треста «Уралалмаз», носивший чекистские погоны. На момент увольнения полковнику Мальгину было всего 46 лет, он отличался отменным здоровьем, за плечами был богатый опыт оперативной работы и службы в ГУЛАГе, но места в только что созданном КГБ или в реорганизованном после ликвидации Л.П. Берии МВД ему не нашлось. Увольнение Мальгина из органов прошло подчеркнуто скромно: вместо государственной или хотя бы ведомственной чекистской награды он получил всего лишь значок «Отличник соцсоревнования золотоплатиновой промышленности», в чем была своеобразная насмешка – к добыче золота и платины Мальгин никогда ни малейшего отношения не имел. Так был окончательно поставлен крест на карьере человека, который обладал значительными шансами войти в историю мирового алмазного рынка в качестве первого руководителя промышленной добычи якутских алмазов. Сегодня это имя практически забыто, а зря, поскольку биография Мальгина весьма интересна и поучительна.

Родился А.М. Мальгин 21.08.1907 г. в селе Филисово Ивановской области, в семье священника, его ближайшие родственники по мужской линии также были священнослужителями. После революции 1917 года такое «классовое происхождение» служило очевидным тормозом в карьере, поэтому молодой Мальгин от религиозных родственников отвернулся и стал активным комсомольцем: заведующим избой-читальней и секретарем Филисовского волостного комитета ВЛКСМ. А в 1928 году вступил в ряды ОГПУ. Никакого систематического профессионального образования он не получил, но был человеком грамотным и начитанным благодаря обширной отцовской библиотеке.

Карьера Мальгина в органах госбезопасности складывалась удачно: к 1935 году он являлся начальником 4-го отделения Секретно-политического отдела Управления госбезопасности НКВД по Ивановской промышленной области. И в этом качестве он принял участие в громком расследовании дела «филиала Российской национальной партии - контрреволюционной фашистской группировки, готовившей вооруженные акции против Советской власти». Главным обвиняемым по делу проходил Григорий Васильевич Саренко – бывший коллежский советник, кавалер императорских орденов, известный российский архитектор, его Мальгин допрашивал лично. Во время этого следствия практиковались пытки лишением сна на несколько суток, допрашиваемых держали по 10 часов в стойке «смирно» перед сменяющимися следователями. В результате были получены признательные показания, все обвиняемые были осуждены Особым совещанием НКВД. Мальгин получил свою первую чекистскую награду - знак «Почетный работник ВЧК-ОГПУ» (приказ НКВД СССР от 15.10.1937).

Служебное рвение Мальгина было замечено руководством, и он получил назначение на один из самых ответственных объектов ГУЛАГа – строительство Северо - Печорской железнодорожной магистрали в Коми АССР. Мальгин возглавил оперативно-чекистский отдел, подчиненный непосредственно Оперативному управлению НКВД СССР, т.е. к центральному аппарату госбезопасности он был ближе любого из руководителей этой стройки. И вновь он показал себя вполне успешным чекистом: «Контрреволюционные группировки, пытавшиеся развернуть активную деятельность в связи с началом войны, ликвидированы в бывшем 3-ем, 8 и 9-ом отделениях. Арестовано ряд одиночек, проходящих по учетным делам и делам-формулярам, или проявившим свою активность с началом войны. Всего арестовано на 10 июля с.г. 52 активных контрреволюционера» (из доклада Мальгина начальнику Оперативного отдела ГУЛАГа от 12.07.1941 г.).

В Коми АССР Мальгин получил свой первый орден – «Знак Почета». Позже к этой награде добавились боевые ордена «Красная Звезда» и «Красное Знамя». И медаль «За победу над Германией». Учитывая, что на фронте Мальгин не был ни единого дня, боевые награды можно с полным основание рассматривать как знак особого расположения руководства НКВД к перспективному офицеру. Репутацию к этому времени он получил человека жесткого, даже жестокого, но чрезвычайно работоспособного, к тому же великолепного организатора. Трудно сказать, где, на каком этапе его биографии к нему плотно приклеилась кличка «Волк» (встречается в агентурных донесениях и жалобах на него), но она вполне соответствовала поджарой фигуре, быстрым движениям и ледяным глазам.

 malgin_1.jpg

В 1950 году Мальгин попал в атомный проект и одновременно в номенклатуру министра внутренних дел – был назначен заместителем начальника Восточного свинцового рудоуправления и лагеря «Енисейстроя». Его непосредственным руководителем стал генерал-лейтенант И.С. Любый – легенда ГУЛАГа, пользующийся особым покровительством руководства МВД. Именно Любый рекомендовал кандидатуру Мальгина на должность руководителя алмазного проекта, сулившего превосходные перспективы.

В конце января 1951 года Мальгин был вызван в Москву к министру внутренних дел С.Н. Круглову. На этой встрече Круглов сообщил Мальгину следующее: в 1950 году в Якутии открыто несколько алмазных россыпей, содержание алмазов в которых на порядок превышает таковое в уральских россыпях. Руководством страны принято решение об освоении этих месторождений силами Специального главного управления (СГУ) МВД, в состав которого входит «Уралалмаз». На 1951 год запланирована командировка в Якутию бригады специалистов СГУ для составления детального проекта, который должен быть готов к весне 1952 года. Летом 1952 года в Якутии нужно начать опытную, а в 1953 году – полномасштабную разработку россыпных месторождений. Профессиональные кадры и оборудование для реализации этого проекта должен поставить «Уралалмаз», строительные работы будут осуществляться заключенными, опорная база – «Джугджурлаг» со штаб-квартирой в Якутске. Мальгину предлагается возглавить «Уралалмаз», провести все необходимые мероприятия для подготовки и отправки в Якутию кадров и оборудования, а затем возглавить якутский алмазный проект.

Мальгин по достоинству оценил предложение министра. Перед ним явственно замаячили генеральские погоны, а может быть – и Звезда Героя. Смог же его коллега И.Ф. Никишов, уполномоченный НКВД по Дальстрою, добраться до этих знаков отличия, и даже полководческий орден Кутузова заработать на ГУЛАГовских проектах! Мальгин согласился и Круглов тут же подписал соответствующий приказ, дав полковнику неделю на отдых – с 10.02.1951 г. Мальгин становился начальником «Уралалмаза» и Кусьинского исправительного – трудового лагеря (ИТЛ).

Министр выбрал Мальгина не случайно. Все предыдущие начальники «Уралалмаза», их заместители и главные инженеры не были кадровыми офицерами госбезопасности. Они имели к званию приставку «инженер» и действительно были профессиональными горными инженерами, надевшими погоны волею обстоятельств. В своем деле они были хорошими специалистами: как-никак, первая в мире алмазная драга появилась именно в «Уралалмазе», но к руководству заключенными душа у них явно не лежала, и их организаторские способности Круглов оценивал невысоко. Якутский проект априори требовал сверх - усилий и здесь был нужен человек с качествами Мальгина. Нужен был «волк» ГУЛАГа.

С первых дней своего появления в «Уралалмазе» Мальгин начал устанавливать порядок железной рукой. Взыскания, наказания и режим усиливались кратно. Поскольку в Кусьинском ИТЛ содержались и мужчины и женщины проблема «лагерной любви» и связанные с ней эксцессы была годами головной болью всех предыдущих начальников. Мальгин решил ее кардинально: между бараками были выделены коридоры, не санкционирование попадание в которые превращало заключенного в мишень, расстреливаемую охраной лагеря без предупреждения. Если пуля попадала в ногу, и пострадавший потенциально сохранял трудовой потенциал, стрелок премировался. В случае летального исхода или инвалидности пострадавшего премия стрелку не выплачивалась. К лету 1951 года пара десятков человек прыгали на костылях, но дисциплина в зоне была близка к идеальной.

Тем временем бригада СГУ МВД интенсивно работала в Якутии. К эксплуатации намечались шесть месторождений: «Сказочное», «Соколиное», «Верхние острова», «Молодежное», «Рыбачье», «Огонек». Должны были быть построены Вилюйская и Мархинская электростанции, пристань в Усть-Мархе и опорные базы «Турукта» и «Хадан». Предусматривалось создание в алмазоносном районе 11 лагерей, первый этап должен был составить 5000 заключенных. В начале 1952 года был готов детальный трехтомный проект освоения якутских россыпных месторождений и Мальгин был вызван в Москву на его согласование. Все утверждающие и согласующие подписи были получены к марту. Тогда же был подготовлен проект приказа министра о назначении Мальгина руководителем вновь создаваемого подразделения по освоению якутских алмазных месторождений. Мальгин вернулся на Урал, получив четкие указания о подготовке части оборудования «Уралалмаза к переброске в Якутию.

Но в апреле и мае 1952 года произошли события, резко изменившие вектор развития советской алмазной промышленности. Вместо постановления Совета министров СССР «Об освоении якутских алмазных месторождений» Сталин подписал секретное распоряжение №10503-рс о дополнительных закупках технических алмазов в Англии. А министр финансов А.Г. Зверев доложил Бюро Президиума Совмина, что с учетом таких закупок запас технических алмазов в Гохране обеспечивает потребность в этом сырье от 6 до 15 лет в зависимости от сорта алмазов. Объем новых поставок, превышающий поставки алмазов по ленд-лизу, перечеркнул заманчивые планы по освоению якутских месторождений, а заодно и мечту Мальгина о генеральских погонах – приказ о его новом назначении так и не был подписан.

Причину столь резкого изменения планов в алмазной отрасли знали не многие, но Мальгин был в их числе. Он был одним из трех офицеров «Уралалмаза», имевших допуск к документам с грифом «ОВ (особо важно)», визировал первый том проекта СГУ МВД, знал предполагаемую схему экспорта якутских алмазов и о роли корпорации «Де Бирс» был наверняка осведомлен. Ему несложно было догадаться, что произошел размен разработки якутских месторождений на огромные партии технических алмазов, поставленные к тому же с сумасшедшим дисконтом. «Де Бирс» не была заинтересована в дополнительно давлении на контролируемый ею рынок алмазного сырья и купила у Сталина отсрочку.

Судя по всему, Мальгин был страшно разочарован. Перспектива исчезла, смысл его пребывания в «Уралалмазе» - тоже. Он стал превращаться в «забившего на все» коррупционера. Доносы на него, и прежде многочисленные, теперь лились потоком: «На должность начальника отдела кадров управления “Уралалмаз” в августе 1952 года прибыл некто Ильин П.Я., который является родственником начальника Управления «Уралалмаз» т. Мальгина. С первых дней пребывания в «Уралалмазе» новому начальнику отдела кадров были созданы особые условия для работы. Под квартиру Ильину было отведено полдома, в то же самое время основные инженерно-технические работники по нескольку лет проживали в общежитиях, в служебных помещениях, в «гостинице». Новому начальнику отдела кадров был установлен персональный оклад и 100 % надбавка к окладу за выслугу в алмазной промышленности. По существующему положению для получения 100 % надбавок за выслугу необходимо проработать в алмазной промышленности не менее 6 лет. Не обижает своего родственника начальник Управления и при распределении ежемесячных премий, за выполнение программы обычно основные инженерно-технические работники управления получают 10–25 % месячного оклада премии, а Ильин не менее 100 % оклада. При месячном окладе в 2000 руб. Ильин в течение с 1.VII-52 г. по 1/IX-54 г. переполучил и незаконно присвоил: 26х2000 — 52 000 руб. В системе «Уралалмаз» «деятелей» типа Ильина можно встретить немало…».

После смерти Сталина СГУ МВД было ликвидировано, «Уралалмаз» перешел в ведение Министерства металлургической промышленности, а Кусьинлаг – в Министерство юстиции. Новый министр И.Ф. Тевосян таких людей как Мальгин ненавидел люто и имел для этого все основания – его родная сестра погибла в 1937 году в тюрьме НКВД во время следствия. Даже удивительно, что Мальгин продолжал оставаться руководителем «Уралалмаза». Прессингу он подвергался сильнейшему, а его инициативы, вроде выдвижения сотрудников «Уралалмаза» на Сталинскую премию, отвергались с порога. С погонами он расстался в 1954 году, а в 1957 в качестве начальника «Уралалмаза» получил последний приказ: «Начальнику Управления Уралалмаз т. Мальгину: а) демонтировать на законсервированной обогатительной фабрике № 17 и отгрузить в г. Иркутск до 15 февраля 1957 г. необходимое для строительства фабрики на прииске Мирном (Якутская АССР) обогатительное оборудование (грохоты, элеваторы, гидромониторы, насосы, классификаторы, транспортеры и др.); б) демонтировать на одной из действующих фабрик Уралалмаза два электростатических сепаратора НМЛ-3 и отгрузить их в г. Иркутск до 1 февраля 1957 г.». Горькая ирония! Именно это Мальгин должен был сделать в 1952 году и к 1957 году, к своему юбилею, наверняка имел бы генеральские погоны и славу «хозяина» якутских алмазов!

Мальгин отгрузил требуемое оборудование в Якутию и покинул «Уралалмаз» навсегда. Поселился в городе Тейково Ивановской области, недалеко от родного села. И даже стал председателем исполкома Тейковского городского Совета депутатов. Пользовался уважением земляков, являлся почетным гражданином города, воздвигал монументы в честь погибших защитников Родины и в качестве заслуженного ветерана выступал на многочисленных собраниях и митингах. Случилась, правда, одна неприятность – в марте 1960 года Генеральный прокурор СССР опротестовал приговор по делу «филиала Российской национальной партии», которое вел Мальгин. Выяснилось, что дело полностью сфальсифицировано, методы следствия незаконны и соответствующее постановление Особого совещания при НКВД СССР было отменено за отсутствием в действиях обвиняемых состава преступления. Но здесь госбезопасность сделала своему верному «волку» прощальный подарок – протест прокурора получил гриф «секретно» и данные о реабилитации незаконно репрессированных при участии Мальгина людей стали доступными только после развала СССР. Хотя и без этой предосторожности заслуженный ветеран мести мог не опасаться.

Коллежский советник (полковник) Г.В. Саренко, кавалер орденов Св. Станислава и Св. Анны, известный русский архитектор, «изобличенный» НКВД как функционер «Российской национальной партии», расстрелян 14.02.1938 г., реабилитирован 21.04.1960 г. Место захоронения неизвестно. Его сын, сержант Василий Саренко, погиб в октябре 1941 г. на Южном фронте. Место захоронения неизвестно.

Полковник А. М. Мальгин, кавалер орденов Красной Звезды и Красного Знамени, пережил СССР и скончался на 92 году жизни, 14.10.1998 г. Похоронен с воинскими почестями, соответствующими его званию и наградам.

Сергей Горяинов для Rough&Polished

 

Приложение. Автограф А.М. Мальгина.

malgin_2.jpg